Добро пожаловать на форум
«Во имя любви к сериалам»

НОВОСТИ ФОРУМА

У нас обновился дизайн! Плюс добавились кое-какие новые фишки: просмотр тех, кто заплюсовал сообщение, и новые уведомления об ЛС.
Представляем продолжение сериала "РАБЫ БОЖЬИ"
• В январе форуму исполнилось 8 лет!
• Активное производство сериалов на Бобер-ТВ временно приостановлено, но вы можете смотреть все вышедшие проекты в соответствующем разделе в записи.

Яндекс.Метрика

АДМИНИСТРАЦИЯ

В ПРОГРАММЕ НА БОБЕР-ТВ

Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам » 23 - часовой таймслот » Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)


Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 39

В тот день Антенору так и не удалось попасть в большой дом Эсперансы. Он, конечно же, поехал туда, когда покинул участок. Но у ворот фазенды была вооруженная охрана, и его не пустили.
Капитану понадобилось три недели, чтобы попасть на фазенду. За эти дни в Эсперансе произошло немало перемен. После увольнения Мигела утром прошло погребение командора Антониу, а на следующий день Гумерсинду представил нового управляющего - Андре Салани. В тот же день Андре приступил к своим обязанностям. Надо сказать, что рабы Эсперансы ещё не знали такого зверя. Андре был таким же, как его хозяин - жестоким и беспощадным зверем. За эти дни рабы узнали, что означает плохой управляющий. Салана зверствовал, не давал отдыха рабам. Те с тоской вспомнили прежние времена, предшествующих управляющих, причем любимцем невольников был господин Мигел. Все рабы фазенды уважали управляющего-португальца и с тоской воспоминали его «появление», причём негры не роптали: работали на час меньше и ели сытней, по воскресеньям появлялось и мясо. Как же не радоваться такому управляющему? Грешно, неправильно! Мигела чтили все: и старики, и молодые негры. И с уважением относились к старику и негры, которым уже не верилось, что белый может быть добрым. Среди таких были и наши старые знакомые – Бенту и Оливиу с товарищами. А при новом управляющем им-то досталось больше всех: Оливиу был прикован к столбу на целую неделю, а Паулу и Бенту наелись кнута. После всего пережитого Бенту и Оливиу помирились. Ссора их была давняя, и их разнимали не один раз, а теперь они поняли, что они товарищи по несчастью и им не стоит враждовать.
Бенту, как и Оливиу, хотел обрести свободу и высказывал предложения, как можно уйти с фазенды.
- Антенор сейчас под арестом, - тихо сказал негр. - А других капитанов в округе больше нет, по крайней мере, я про других не слышал. И есть человек в каза гранде, который поможет перехитрить этого негодяя Андре! Он с лошадьми поможет, с лодкой и с провизией. Ну, что скажете?
- Ну, даже не знаю, что тебе ответить, - задумчиво ответил Оливиу. - Я, согласен, только если тот человек не змея Суна. Как можно ей верить после всего, сам подумай?
- Успокойтесь, это не она, - горько сказал Бенту, - если бы это была она, меня бы уже не было в живых.
- Врёшь, несчастный! - воскликнул Паулу. - Тебе верить – себя не уважать. И про Антенора ты тоже солгал: я только что видел, он говорил с молодой госпожой! Вот те крест, - раб перекрестился.
- Нет, не обманывал, просто не знал, что его отпустили, и что с того? - спокойно ответил тот. - Ты забыл, что этот охотник за рабами был высечен по приказу нашего господина. Он это не забыл, и в честь чего он станет ему помогать? Лично я не удивлюсь, если он нам поможет - тем самым и не останется в долгу перед господином. Послушайте, что я скажу: Антенор и сам хочет помочь бежать Нане.
- Это он от обиды на хозяина, - предположил Оливиу.
Далее их разговор пошел о плане, и вскоре Оливиу убедился, что Бенту не обманывал их...

Паулу тоже не лгал. Капитан действительно находился в Эсперансе. Ему всё-таки удалось пробраться на фазенду, но лишь под покровом ночи. Первым, кого он встретил, был мальчишка Тониту. Антенор просил мальца провести его в большой дом, но тот, испугавшись, заупрямился. Тониту боялся. Коли господин Андре узнает, то быть ему, Тониту, битым. Тогда бывший управляющий попросил позвать Нану. И в этой мольбе негритенок отказал мужчине. Мол, дон капитан заберёт Нану с собой, а, уж когда выяснится, что он передавал Нане весточку Антенора, господин Гумерсинду его точно убьёт. И никакие уговоры не могли заставить мальчишку идти в каза гранде. В конце Антенор не выдержал и схватил Тониту за ухо.
- Ты что, засранец, старших не уважаешь? - сердито говорил Антенор. - И забывать стал о моём поступке?
Тониту виновато опустил голову. Антенор был прав: если бы он не выручил его тогда, он бы был уже мёртв. Но и Тониту не мог позвать сюда Нану, а тем более, провести его в господский дом. Мальчишка предложил известить сеньориту Анжелику о его визите. Антенор припомнил разговор с хозяйской дочерью, то её обещание и согласился. После этого негритёнок повеселел и убежал.
Капитану не пришлось долго ждать. Анжелика и Тониту пришили быстро. Девушка сразу попросила негритёнка оставить её с капитаном наедине, и тот беспрекословно выполнил её просьбу. Как только мальчик ушел, Антенор рассказал, зачем пришел. Сеньорита и сама догадывалась, зачем её позвал бывший управляющий. Она помнила их уговор и готова была помочь Нане, своей подруге. Девушка попросила Антенора прийти на это место завтра, как только стемнеет, ей нужно было думать. Капитан согласился. На том они и попрощались.
На следующий вечер, как только стемнело, Антенор уже ждал Анжелику в назначенном месте. Но в этот раз девушка припозднилась. И капитан было думал, что сеньорита не придёт. Но он ошибся: Анжелика пришла, как только закончился ужин в большом доме. И первое, что сделала Анжелика, это передала мужчине конверт с письмом. Антенор прочел письмо и ахнул: Гумерсинду написал управляющему Амор, приказывая забрать Нану в Амор до его возращения из Сан-Паулу. Анжелика разъяснила почему: тот боялся, что Мигел и Рита помогут ей бежать, пока его не будет на фазенде, а вернётся он только после свадьбы Розаны и молодого Мальяни, которая состоится через пять дней. Анжелика рассказала, что Андре не видел Антенора и не знает, что тот на свободе.
Думаю, читателю уже стало понятно, что Антенор должен под видом управляющего из Амор увезти Нану. И капитан понимал, что это очень рискованно, но у него не было другого выхода - он во всём согласился с сеньоритой...

+2

42

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 40

  Спустя несколько дней Гумерсинду, его жена и его старшая дочь вправду уехали в Сан-Паулу. Мария просила мужа взять с собой Анжелику, но Орана не внял её просьбе. Он отказал жене в грубой форме.
- Это неприемлемо, - жестко сказал толстяк. - Дочь рабыня не может предстать пред аристократией Сан-Паулу как равная!
Больше ничего не требовалось объяснять, после этих слов Марии было понятно, что теперь для Гумерсинду Анжелика - такая же рабыня, как негритянка с плантации.
Она уехала с тяжелым сердцем. Ей казалось, что любимицу ждёт большая беда, она боялась, что однажды Анжелика повторит судьбу родной матери, её любимой служанки Ассунсон. Нет, дел не боялась, что Гумерсинду сделает с ней то, что делал с другими невольниками на своей фазенде, как никак она его дочь, и он не станет осквернять собственное дитя. Она боялась другого: её муж может продать её любому плантатору из округи. И кто знает, что её ждёт у новых хозяев? Вот такие мысли пугали добросердечную женщину.
И любимица благородной госпожи провожала её с глубокой печалью. Но тревожилась она не за себя. Анжелика помнила, что через два часа после отхода поезда должен приехать Антенор. Как всё пройдет? А если Андре что-то заподозрит? Тогда всем троим грозит опасность.
Антенор тоже не находил себе места. Он был на станции, покупал билеты. Естественно, что поезд было ночной. Да это и понятно – капитан боялся, что днём Нану кто-нибудь увидит, узнает. Тогда всё пропало! Купив билеты на последние деньги, Антенор взял внаём старенькую двуколку. Стал ждать вечера. Он был так занят своими проблемами, что не заметил светлокожего мулата, следившего за ним. А мулат тем временем выяснил всё, что хотел: перво-наперво тот узнал, что тот купил два билета в Сан-Паулу на ночной поезд и нанял пролетный. Мулат прикинул мозгами и, подумав, догадался, что его старый знакомец что-то пытался скрыть. Но только что? Это ему предстояло выяснить вечером.
Дождавшись темноты, Антенор отпросился в Эсперансу. Подъехав к главным воротам, он увидел охрану. Но, к счастью, это были незнакомые люди, и они пропустили Антенора за ворота, но не дальше. Капитан представился управляющим Амор. Охрана немедленно вызвала Андре. Тот был не очень приветлив, но Антенор отдал письмо, которое вручила Анжелика. Андре прочел и удалился. А вернулся с Наной. Мулатка не подозревала, что на месте управляющего из Амор, будет Антенор. Но, подойдя, увидела именно его. И только чудом она не выдала капитана. Но всё обошлось, и вскоре беглецы покинули Эсперансу.
Приехав на вокзал, Антенор думал, что опасность миновала. Но всё было совсем наоборот. Здесь за ним следил высокий негр, правда это был не тот, что утром, тот ждал новостей от Лижеру. Лижеру и Дамиау договорились, что Лижеру поедет в Сан-Паулу и проследит за врагом Дамиау. Кучер Мальяни хотел знать, что затеял проклятый предатель.
Ровно в десять часов поезд на Сан-Паулу тронулся с перрона. Капитан и Нана сидела в вагоне, и он сказал ей:
- Вот и всё, родная, ты больше не рабыня! Теперь ты свободный человек!
- Свобода ли это, Антенор? - печально спросила его в ответ Нана.
Их разговор был услышан Лижеру, который сидел через сидение и начал догадываться, почему Антенор был так осторожен...

+1

43

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 41

Вот и наступил самый заветный для Розаны день. День её свадьбы с Марку Антониу. До венчания оставалось полтора часа. И девушка с нетерпением ждала этой минуты.
Марку Антониу и отцы семейств были уже в главном соборе Сан-Паулу. А с невестой остались только женщины: мать невесты и будущая свекровь. Мария сама одевала дочь. В материнском сердце творилась горячайшая из молитв. Дел просила Бога и небеса даровать её пылкой Розане счастье и уберечь от тех мучений в замужестве, которые выпали на долю её матери. А невеста словно не замечала этой безмолвной молитвы и торопила мать каждую секунду: и то ей надо, и это ей подай. Розана действительно торопилась: её у алтаря ждал мужчина всей её жизни. И вскоре она была полностью одета. Сокору оглядела дочь со стороны: до чего ж она была красива в подвенечном платье! Розана, и впрямь, была ослепительно красива. Ещё бы! Невеста была одета в самый лучший наряд: белое атласное платье с неглубоким лифом, расшитым золотой и серебренной нитями, было изготовлено в самом Париже. К платью были специально заказаны в Европе элегантные, длиной по локоть перчатки - в Лондоне, а белоснежная прозрачная фата, с ручными кружевами, была изготовлена в славящейся своими кружевами красавице Венеции. Платье, фата и перчатки были выбраны самой невестой, причем её отец не сказал ни слова, а с улыбкой выписал чек.
- Моя дочь должна быть одета так дорого и изысканно, что и через десятки лет не найдётся та, что будет лучше неё, - сказал Гумерсинду, передовая чек дочери. - Будь счастлива, дочка, и внуков мне нарожай! - напутствовал её отец.
- Не сомневайся, папа, я рожу тебе много наследников, - с улыбкой пообещала Розана.
И о том же самом толстяк просил дочь у деверей в церковь. И девушка поклялась перед святыми дверьми, что в следующем году родит мальчика, и Гумерсинду улыбнулся, а про себя подумал, что, если Нана родит сына, то он добьётся развода с Марией и непременно женится на мулатке. И наряд у неё будет лучше Розаниного, а венчаться они будут в столице. Но пока он подвёл дочь к алтарю и передал её молодому Мальяни. Жених тоже был одет с иголочки, об этом позаботилась, конечно же, Жанет. Дон Франческо любовался сыном: не зря он потратил деньги. Марку был настоящим принцем в этом белом костюме. Отец видел, как молодые опустились на колени перед падре, и тот начал проповедь. После завершения проповеди падре приступил к обряду венчания. Вскоре молодые поклялись в верности друг другу и обменялись кольцами. После этого последовал первый супружеский поцелуй. Затем Розана и Марку Антониу покинули храм божий под всеобщие аплодисменты. Усевшись в открытый экипаж, они направились к дому жениха, где состоится приём и свадебное торжество.
В доме было не протолкнуться, у Мальяни собралось всё светское и деловое общество Сан-Паулу, да и были здесь родовитые семьи из Рио, из столицы и, конечно же, из Корте. Последние были удивлены, что семья невесты пренебрегла трауром и устроила пышный приём, не дождавшись сорока дней, положенных по обычаю. Но в целом все гости были довольны приёмом и прославляли молодых. Розана и Марку были счастливы, понимали, что им придётся потратить немало усилий, чтобы сберечь своё счастье. Но они были полны надежд и радости. Франческо и Гумерсинду тоже поздравили молодых, затем отправились в кабинет хозяина дома обсудить дела. Обсуждали всё – и свадьбу, итальянец осведомился, поедет ли Орана провожать молодых. Тот ответил, что непременно поедет в Сантус с женой. Франческо набрался смелости и спросил у свата о Нане, точнее, о цене, за которую он продаст её. Гумерсинду нахмурился, а потом сказал первое, что пришло в голову.
- Я бы с радостью, но эта рабыня бежала с моим бывшим управляющим, - сказал Орана, не подозревая о том, насколько правдивы его слова. – Но, если мне удастся её найти, она - ваша!
Франческо решил пока оставить всё, как есть. По крайней мере, итальянец подумал, что из свата не вытянешь и слова. Дон Мальяни-Нета решил сам разобраться в этом деле. Он продолжил разговор. Но дон Франческо, а уж тем более Гумерсинду, не выглянул в окно, а, стало быть, так и не увидели стоящего у дома извозчика. Но, если бы они услышали разговор людей, сидевших в экипаже, они поняли бы, что эти люди важны для них, причем Франческо обрадовался бы этой неожиданной встрече, а вот Орана бы огорчился. В экипаже были двое: мужчина и женщина, и по тому, как они вели себя, можно было понять, что эти двое муж и жена. Как только экипаж остановился, женщина хотела выйти, но её спутник не позволил ей этого.
- Нет, останься здесь, - мягко сказал он. - Тебя узнают. Я его позову, и вы поговорите здесь, в карете. - Он улыбнулся ей и вышел, вскоре из двора особняка вышел слуга, и мужчина стал расспрашивать его. Попрощавшись со слугой, мужчина вернулся в экипаж, но был расстроен. - Его нет, он уехал. Но не отчаивайся, до отплытия в Португалию вы встретитесь, я обещаю! Не волнуйся, я оставил наш адрес, ему передадут.
- А с ним всё в порядке, его продали? – волнуясь, спросила женщина.
- Ничего такого не случилось, теперь он свободный человек, как и ты. - Мужчина снова улыбнулся. - Я завтра же еду в Сантус и возьму билеты на пароход.
- Завтра? - изумилась женщина. - Ты уже продал украшения молодой госпожи? - Мужчина кивнул, женщина принялась его просить. - Возьми меня с собой, я боюсь остаться одна.
- Нет, - резко ответил он, но тут же осекся. - Прости, милая, но я не хочу рисковать тобой. - Он вздохнул. - Хорошо, ты поедешь со мной, но только ты останешься в экипаже.
- Договорились. - Она улыбнулась.
Через минуты пролётка тронулась, и экипаж исчез.
На следующий день в порту Сантуса провожали молодоженов. Гумерсинду и Мария просили Марку поберечь Розану, тот внял их просьбам и пообещал беречь молодую жену как зеницу ока. Они махали родителям с парохода. Раздался гудок, и пароход стал выходить из порта. Когда он совсем скрылся, провожающие пошли на вокзал. На вокзале было не протолкнуться, Франческо решил подойти к кассе и узнать о пароходах, идущих в Италию, он решил съездить туда, навестить одного человека. И неожиданно увидел через окно, как его знакомый садится в экипаж. Он быстро подошел к Гумерсинду и шепотом сказал:
- Я только что видел того человека, который увёз Нану из моего дома..

0

44

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 42

Нана и Антенор приехали в Сан-Паулу на следующем поезде, который шел за поездом, который увёз семью Гумерсинду. Поезд остановился на вокзале Сан-Паулу ровно в шесть часов утра. Беглецы провели весь день на вокзале, боясь показаться на улице. Но после ночи, проведённой в зале ожидания, они немного успокоились. Уже не так опасаясь преследованья, они стали думать, где им устроиться на время пребывания в Сан-Паулу, нельзя же провести шесть месяцев на вокзале! Антенор отправился искать пристанище, оставив мулатку в здании и попросив её никуда не уходить. Нана согласилась. Он ушел, а вернулся лишь к вечеру. Он был доволен, капитан не только нашел недорогой, но уютный пансион, но смог устроиться на работу, да ещё получил аванс! Они тут же наняли извозчика и отправились в другой конец города.
Пансион, который нашел Антенор, назывался Марьюшка и находился в небогатом районе Сан-Паулу. Это был большой двухэтажный дом, раньше здесь жил какой-то чиновник с семьёй, но потом продал дом. Причем с продажей дома была связана какая-то тёмная история, может быть, из-за того, что дом был продан за бесценок и впопыхах. Поговаривали, что бывший владелец дома был взяточником и был пойман с поличным. Но это были лишь слухи, а правды не знал никто. А в дом тем временем въехали новые хозяева. Они были простыми людьми, но они были иностранцами со странными именами: хозяина звали Владимир Иваныч, а его жену - Аглая Григорьевна. И через год они открыли пансион, назвав его постоялым двором у Марьюшки. Но шли годы, и соседи привыкли к иностранцам, у тех родилось четверо детей - три дочери и сын Андрюша. Потом и не заметили родители, как дети выросли, обзавелись своими семьями, вот только старшая дочь, Марья, прожила недолго, оставив родителям трёх внуков - Клима, Мишеньку и приемную дочь Полюшку. Старики погоревали и стали воспитывать детей да жить вместе с зятем. А тем временем их пансион процветал и прославился своим гостеприимством. А соседи полюбили этих людей со странными именами.
А про этот пансион Антенору сказал их сын Андрей, который работал извозчиком. Только вот капитан опасался за Нану, она чернокожая, согласятся ли пустить их? Но его опасения оказались напрасными, хозяева радушно встретили их с мулаткой, да и плата, которую просили старики, была небольшой, и Антенор с Наной остались в пансионе. Когда Нана раскладывала их вещи, то нашла шкатулочку с запиской. И тут же показала находку Антенору, тот прочел записку и засмеялся.
- Ай да Анжелика, дай ей Боже. – И, открыв шкатулку и обнаружив в ней, драгоценности, не удержался от возгласа. - Ну и проныра! Знала, что ни я, ни ты не возьмем денег у неё - выкрутилась, про всё подумала. Ну, что ж, она знала, что делает. – Тут же, улыбаясь, он пообещал. - Как только обживёмся в Лиссабоне, я заработаю ту сумму, что мы выручим за украшения, отошлю ей и письмо доне Марии, чтоб не волновались за тебя.
Через несколько дней Антенор продал драгоценности Анжелике и выручил за них целое состояние. Этих денег хватит и на билеты до Лиссабона, и на то, чтобы купить хорошую землю в Португалии. Но Антенор купил билеты на второе июня, а сейчас был декабрь. Он не мог рисковать тем существом, которое он любил всем сердцем, так же сильно, как его бедную мать. Но Нана хотела уехать как можно скорей и не переставала просить его об обмене билетов, она боялась снова оказаться в том аду, в котором она жила последние месяцы. Но капитан стоял на своём, ласково говоря:
- Море не шутка. Что будет на корабле, знает только Господь, я не подвергну тебя и ребёночка такому риску. Вот он родится, окрепнет, и мы уедём из страны рабов. А там, в Лиссабоне, у отца есть родная сестра - я уже написал ей письмо. Она будет ждать нас в порту. - Он на минуту умолк. - Если бы только папа мог поехать с нами. Как мне хочется вернуться за ним в Корте. Я знаю – нельзя, - печальным голосом проговорил Антенор, и Нана понимала, насколько ему было тяжело.
Дни бежали за днями, и Нана немного успокоилась. Да и жизнь у них стала потихоньку налаживаться: днём Антенор ходил на работу, а возвращался только поздним вечером. Работу капитан получил на одной из мукомольных фабрик, устраивался грузчиком, но, когда хозяин фабрики узнал, что он был несколько лет управляющим на фазенде, тут же предложил Антенору место управляющего. Поработав на фабрике месяц, капитан заслужил уважение нового хозяина, с которым успел подружиться. Но одно огорчало фабриканта, через полгода он лишится отличного управляющего. Антенор тоже сожалел, что ему придётся уехать и оставить новую работу, но иначе быть не могло. Нана - беглая рабыня, а значит, в Бразилии ей грозит опасность быть возвращённой её хозяину. И как бы ни просил хозяин Антенора остаться, но тот стаял на своём.
- Сеньор Энрике, я бы с радостью, но не могу. Мне придётся уехать. - И всегда в голосе капитана было столько грусти и печали. - У меня жена, ребёнок, и делаю я это для них: в Португалии у нас есть родственники, они помогут нам встать на ноги.
Хозяин поначалу не понимал, что за надобность в отъезде. Понял это дон Энрике Винтура, лишь прочтя еженедельный вестник, и надо же было упасть его глазам на ту статью, в которой рассказывалось о побеге одной рабыни по имени Нана. И всё бы ничего, если бы не то, что он прочел дальше: рабыне помог бежать бывший управляющий той фазенды, некий Антенор душ Сантуш! И фабрикант сразу понял, что в объявлении говорилось о его новом управляющем, но он не стал говорить с капитаном, а решил выяснить обстоятельства этого дела. Прежде всего, он разузнал о неком Гумерсинду Альба ди Орана - хозяине бежавшей рабыни. Вскоре он узнал, что о сеньоре ди Орана ходит дурная репутация: он измучивает негров, а к рабыням у него особое отношение. Этой информации было достаточно, чтобы понять, что толкнуло Антенора на такой поступок - рабыня Нана и есть жена его управляющего, и фабрикант готов был дать голову на отсечение, что её господин пытался склонить бедняжку к сожительству с ним. Естественно, Антенор узнал об этом и решил, что лучше увезти её из фазенды.
Подумав хорошенько, дон Энрике отправился в пансион, который указал Антенор, когда устраивался на работу. Там он и нашел управляющего и рассказал ему всё, что узнал. Антенор не стал уворачиваться и сознался во всём. После чего сказал новому хозяину, что если тот выдаст его и Нану, то жена фабриканта станет вдовой! Энрике заверил, он не станет выдавать их в обмен на правдивый рассказ о причинах побега. Антенор понял, что этому человеку можно доверять, если бы он хотел их выдать, то уже это сделал бы. Не вдаваясь в подробности, он рассказал, что им пришлось пережить в Эсперансе. Энрике понимал, что побег был спасением. И предложил Антенору уехать на другой конец страны в Минас-Жерайс, где у Энрике была фазенды со скотом. Антенор всерьёз задумался над предложением Энрике. Вечером он рассказал о предложении Нане, она не знала, что ему посоветовать.
Теперь они решали всё вместе и жили как муж и жена. Хотя поначалу мулатка боялась близости с капитаном. Но Антенор убедил её, что любит её и не причинит ей зла. Их первая ночь стала первой ночью любви для Наны. Она училась не бояться мужчину, который был рядом с ней, и мулатка хотела, чтобы он остался с ней навсегда и был так же нежен и внимателен, как сейчас.
И действительно, они были счастливы, но, увы, на них вскоре обрушилась беда: однажды вечером, когда Антенор возвращался домой, на него напали, причем Антенор знал нападавшего. Это был светлокожий мулат, но больше огорчало Антенора, что он когда-то был его другом, да и капитан считал его таковым до сих пор. В отчаянье он сказал Нане:
- Я не виноват перед ним, а он пытался меня убить. И я хорошо его знаю - он не остановится, пока не отомстит мне...

Гумерсинду и Мария не задержались в Сан-Паулу. Они вернулись на фазенду через несколько дней после отъезда Розаны и Марку. Такое решение принял Гумерсинду, Марии оставалось только подчиниться.
Приехав в Эсперансу, Гумерсинду сразу же отправил письмо с рабом в Амор. В письме он приказал управляющему приехать на следующий день и привезти Нану. Управляющий приехал в назначенный час, но сам. Более того, управляющий заявил, что в глаза не видел никакой рабыни по имени Нана и уверял хозяина, что и никакого письма в руках не держал. Орана немедленно вызвал Андре в кабинет и потребовал объяснений, понимая, что Андре отдал Нану кому угодно, только не управляющему Амор. Его догадка подтвердилась, Салана поклялся, что с сеньором Алвару, который находился в кабинете его хозяина, видится впервые, то же самое сказал и Алвару. Гумерсинду был в ярости: эта история означала одно - Нана сбежала, и кто-то помог ей в этом! Кто это был? Мигел, кто же ещё! Памятуя, что у того, кто увёз Нану, да что там «у того» - у Мигела – было письмо, которое сам толстяк написал Алвару, Гумерсинду не сомневался, что письмо было перехвачено. Первой подозреваемой была Рита, но как она узнала о письме и вообще о планах Гумерсинду относительно Нана? Ответа на вопрос не было. Риту Гумерсинду потребовал к себе, как только отпустил Алвару. Старая кухарка клялась и божилась, что она и слыхивать не слыхивала о таком письме. Орана отпустил её, притворившись, что поверил ей, на самом деле, он не хотел лишиться первоклассной кухарки.
На следующий день его снова ждали потрясения: первым из них стала новость - Мигел за решеткой! Орана поначалу обрадовался, старый лис ему был как кость в горле. Но узнав, за что португалец оказался в камере, Гумерсинду готов был умереть от злости - Антенор уже давно на свободе, и наверняка это именно капитан увез Нану! Это стало самым большим ударом для Ораны. Но сдаваться он не намерен, в тот же день толстяк дал объявление во все газеты Бразилии о побеге рабыни, и, чтобы быстрей найти беглянку, пообещал тому, кто её отыщет, сто тысяч рейсов! И это слово он собирался сдержать и отблагодарить того, кто вернёт ему Нану.
Но вскоре Орана узнал, кто помог Нане - это была... Анжелика. Его родная дочь! Вернувшись из города, Гумерсинду стал допрашивать всех рабов, видел ли кто из них на фазенде Антенора, если да, то с кем он говорил? И нашелся свидетель - негритёнок Тониту, когда его вызвали, то он не хотел говорить, что видел молодую госпожу и лесного капитана накануне отъезда. Но Андре уловил, что негритёнок врет, и пригрозил ему плетью. Гумерсинду не возражал против наказания и даже сказал:
- Этот щеня что-то знает и, если не скажет, то получит на столбе пятьдесят ударов. - И приказал Андре. - Выполнять!
Андре схватил мальчика и выволок во двор. Минут через сорок все, кто жил на фазенде, были у столба, там были и госпожа Мария, и её любимица Анжелика. Девушка тихо плакала, осознавая, что это она должна быть на месте мальчика, который умрёт за неё. Когда на тело бедного Тониту снова обрушился кнут, негритёнок закричал. Этот крик перевернул в Анжелике всё, она немедля вырвала руку из рук дел и, толкаясь, стала пробираться через толпу негров. Как только она поравнялась со столбом, то закричала.
- Остановитесь! Побег Наны - дело моих рук! Я не желала, чтобы Нана повторила судьбу моей матери, рабыни Ассунсон! Я не жалею о своей помощи, не жалею, что набралась мужества и пошла против вас, мой господин. - Девушка подошла к Оране и сказала, глядя ему глаза. - Убийца! - Она плюнула ему в лицо. - У меня нет отца, господин, у меня есть только моя Мария, и вы её измучили!
- Замолчи! - закричал он. Орана вытер платком лицо. Он долго молчал, а потом сказал. - Ты, осмелилась плюнуть в лицо гос… - Но вдруг он почувствовал щемящую боль в уголке души и сказал. - Ты не господина предала, а ты отказалась от своего отца. Что ж, у меня нет дочери! Завтра на рассвете ты будешь привязана к столбу и получишь пятьдесят ударов.
Мария, слышавшая его слова, закричала.
- Нет! Ты не посмеешь, я не позволю! - Она приблизилась к Гумерсинду и встала на колени. - Я умоляю тебя: сжалься над ней, не губи своё дитя, дочь она тебе и мне тоже.
- Не смей унижаться из-за рабыни, - грубо ответил он. - У этой рабыни, - Гумерсинду указал рукой в сторону Анжелики, - нет ни матери, ни отца. И завтра она будет наказана. - Он отшвырнул жену и ушел.
И как ни пыталась Мария, как ни умоляла она мужа, Гумерсинду так и не отменил наказание. Мария горько плакала, молилась Деве Марии защитить её девочку. Она не могла поверить, что её малышку Анжелику высекут. В отчаянье она обратилась к Рите. Негритянка тоже переживала за Анжелику, проклинала Орану, убившего её дочь и хотевшего забить её внучку. Роняя слёзы, колдунья варила отвар и что-то толкла в ступе. Мария спросила, что она готовит, та ответила без утайки:
- Отвар и мазь для моей девочки, отвар даст ей силы, а мазь убережет от шрамов.
Как только отвар и мазь были готовы, Рита и Мария отправились в пристройку Гумерсинду. Анжелика была закована в кандалы, при виде этой картины у женщин разорвалось сердце. Но они смогли сделать то, зачем пришли. Там Мария и узнала, что скрывала Нана. Дел радовалась, что Нана, наконец, обрела свободу, и сочла за благо, что рядом есть такой человек, как Антенор, который сможет её защитить. Но ночь близилась к концу, и Мария со страхом боялась следующего дня. И утром благороднейшая из женщин благодарила небо: её мольбы были услышаны, Гумерсинду отменил наказание. Только радость дел была недолгой, в полдень приехал торговец рабами. Мария горько плакала, смотря на удаляющуюся телегу с проданными рабами, среди них была и белокожая рабыня, за которую Мария будет молиться до конца своих дней. И просить бога, чтобы та получила лучшего хозяина, чем ее отец. А Мария будет надеяться на новую встречу с ней и помнить её слова.
- Голубка улетит, мама, но она обязательно вернется к тебе! Слышишь, мама, я вернусь, вернусь, чего бы то ни стоило. - Эти слова были клятвой той белокожей рабыни, данной своей приёмной матери. Но сможет ли она исполнить её?..

+1

45

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 43

После визита Гумерсинду в полицейский участок и разговора с Фонсекой судьба Мигела изменилась. Эти изменения были в лучшую сторону. Орана рвал и метал, услыхав, что его управляющий отпущен на свободу. Он рассказал истинную причину ареста Антенора. И Рикарду понял, что его старый приятель попросту оговорил себя, пытаясь спасти родного сына.
Тем же вечером Мигел был отпущен, и Рикарду пригласил португальца к себе на ужин. Мигелу был оказан радушный приём: его приняли как дорогого гостя, потчевали вкуснейшими блюдами, а сам хозяин дома угостил его знатной настойкой из сахарного тростника. После ужина все прошли в гостиную на домашний концерт: Горети играла на пианино, а Ольга пела. Гость не мог налюбоваться двумя сиренами, так португалец окрестил их. Когда мать и дочери ушли спать, Мигел рассказал Рикарду о своей жизни без утайки, о том, как он нашел старшего сына, о любви Антенора к его крестнице, чужой рабыне, о том, что им довелось вытерпеть в проклятой Эсперансе. Рикарду слушал рассказ друга с неподдельным сочувствием. Фонсека сказал другу, что его сын Антенор укрывает рабыню. Мигел всплеснул руками, не зная то ли радоваться, то ли огорчиться. Он знал, как никто другой, что за укрывательство раба грозит пожизненное заключение, а уж за пособничество в побеге и того похуже - виселица! Но и Антенор знает это, и он так же знает, как идут по следу беглецов лесные капитаны. Антенор - один из лучших капитанов в округе, а значит, сможет уйти от преследователей. Мигел хотел в это верить и не думать о плохом.
На следующий день португалец попрощался с другом и отправился в Эсперансу. Там его ждали новости, одна хуже другой. Первая новость, повергла старика в шок: Орана продал работорговцу собственное дитя - голубку Анжелику. А второй новостью, более страшной, во всяком случае, для Мигела, стал визит к хозяину имения двух вольных негров. Эти двое вызвались помочь отыскать Оране его рабыню. Один из них, как оказалось, был лесным капитаном. Но Мигела он не беспокоил, а боялся он другого негра - светлокожего мулата. В мулате чувствовалась ненависть и жажда мести, у Мигела не возникло сомнений, что эта ненависть предназначалась Антенору. И слова, сказанные мулатом приятелю, это только подтверждали:
- Я поступлю, как он поступил со мной когда-то: я найду его и эту черномазую и выдам их сеньору Гумерсинду! Пусть делает с ними, что хочет, а я получу деньги - пятьдесят тысяч, и выкуплю мать и сестру из неволи! Ты со мной?
- Послушай, - попытался вразумить его спутник, - это я говорю, лесной капитан, мне уже кое-что известно об этом сеньоре Гумерсинду. И скажу по правде: он измывается над своими рабами, а уж беглянку он со свету сживёт, если найдёт...
- Найдёт! - воскликнул мулат. - Я ему помогу, и пусть забьёт эту черномазую у столба - это будет моя месть проклятому! Если бы ты только знал, как я его ненавижу! Ты мне поможешь?
Но ответа мулат так и не получил, его товарищ молча пошел к коновязи. Мигел перекрестился, ему было не по себе от злобы этого мулата. Но одно ему не давало покоя, он знал этого негра раньше, и это был тот самый мулат, который приходил к Оране в тот вечер, когда Рита звала его погадать. Кто он такой? И за что ненавидит Антенора? На эти вопросы португалец хотел получить ответ. Каким-то шестым чувством старик чувствовал, что эти ответы важны для него и для Антенора с Наной. Но где их взять? Этого старик не знал...

После того вечера, когда Дамиау приходил в Эсперансу, прошло несколько месяцев. За это время в жизни чернокожего кучера произошло не одно событие. Позволю себе смелость о них рассказать: Дамиау не терял надежды разыскать мать и сестру. О последней он не переставал думать и говорить и часто расхваливал её перед Лижеру.
- Моя сестра Нана прекрасна, как чёрная жемчужина. А душа у неё, как у небесного ангелочка. - При упоминании сестры мулат весь светился. - И я не знаю другой такой девушки. Такой прелестницы, с тонким изящным станом, как моя Нана! Не будь я её братом – клянусь – я бы влюбился в неё без памяти, до безумия, да ради такой девушки, как моя сестра Нана, можно и горы свернуть! У неё не только красивое тело, но и чистая душа - она добрая, искренняя, приветливая. Ох, и завидую я тому, кого её сердечко полюбит - он счастливчик! - Мулат засмеялся. – Да у неё, наверное, от женихов отбоя нет: они за ней по пятам ходят. Веришь, Лижеру?
- Поверю, когда увижу её, - смеясь отвечал капитан. - И если ты, правда, описал её как есть, то можешь считать, что твоя сестра замужем. - Негр опять рассмеялся. - Я подойду тебе в качестве зятя? - озорно спросил он.
- Подойдёшь, - серьезно сказал мулат, - подойдёшь, если только поможешь мне разобраться с этим выродком. Это будет твоё доказательство верности нашему народу. Согласен?
Лижеру не ответил, капитан не знал, что сказать. Если о сестре Дамиау упоминал нечасто и к тому же это были теплые, нежные воспоминания, которые пришлись Лижеру по душе, то о своём враге, мулат не забывал ни на минуту: он был охвачен жаждой мести. И говорил о нем со звериной ненавистью, казалось, будь у Дамиау возможность убить того капитана, её бы кучер не упустил. Лижеру навёл справки о своём коллеге, узнал, что тот оставил ремесло лесного капитана и стал работать на одной из фазенд в округе штата Корте. Лижеру не поленился съездить на ту фазенду и разузнать об этом человеке буквально всё. Негру после поездки была известна вся подноготная врага Дамиау. Скажем так, сама судьба наказала его за предательство друга, он имел несчастье влюбиться в любимую игрушку своего патрона - в рабыню, которая не уступала своему господину, несмотря на пытки и наказание, но в итоге господин взял непокорную силой. Но его управляющий и не подумал отказаться от своей возлюбленной - это вызывало в Лижеру восхищение, не каждый способен бороться, зная, что надежды на счастье почти нет. На это способен лишь дурак либо отчаянный человек, для которого перестал существовать весь мир, а осталась только его любимая. Этот капитан подходил под второе описание, он действительно любил ту девушку и хотел быть счастливым. Но ни ему, ни его любимой, наверное, не суждено быть счастливыми.
Понимая это, Лижеру не раз говорил кучеру, что его врагу и так не сладко. Но Дамиау и слушать не хотел, он открыто радовался, когда узнал, что его бывший друг арестован. Но радость мулата продлилась недолго, через месяц с небольшим тот капитан был отпущен на свободу. Эту новость кучер Мальяни воспринял как личное оскорбление. А лесной капитан меж тем помог бежать своей любимой из фазенды её господина. Их Лижеру видел собственными глазами. Когда Лижеру вернулся из Сан-Паулу и сказал, что потерял беглецов в городе, Дамиау рвал и метал, говоря, что Лижеру потерял их специально. Но Дамиау ошибался, Лижеру говорил правду: беглецы смешались с толпой приезжих, и Лижеру потерял их. Дамиау собрался в Сан-Паулу разыскивать беглецов, и капитану ничего не оставалось, как последовать за ним. Месяц прошел напрасно, беглецы хорошо спрятались. Но вскоре Дамиау и Лижеру наткнулись на объявление в газете о побеге рабыни. И говорилось, что помог ей враг Дамиау! А ещё за поимку беглецов было обещано солидное вознаграждение.
- Я найду их! - клятвенно воскликнул Дамиау. - Эти деньги мои! Лучшей мести и не придумаешь! - Он был рад неожиданному повороту судьбы и не понимал, что хочет совершить тот же поступок, что и его бывший друг. И сколько ни убеждал его Лижеру, Дамиау твердил одно. - Мне теперь и убивать его не нужно, я просто сдам его хозяину. А тот уж знает, как проучить его!
- Опомнись! - воскликнул негр. - Дамиау, прошу тебя, оставь этого человека и ту рабыню в покое. Ты даже не подозреваешь, что за человек этот господин, которому ты хочешь вернуть рабыню! Он исчадие ада! Только тот, у кого нет души и сострадания, осмелится вернуть ему его рабыню и загубить тем самым три жизни. Неужели ты возьмешь этот грех на душу? Нет, я не посмею! Она и то невинное существо не виноваты перед тобой, слышишь. Они не виноваты в том, что произошло между тобой и тем лесным капитаном.
- Ты прав, - качнул головой кучер. - Эта черная не виновата предо мной. Но она виновна перед своим народом! Она предательница! А её ребенок – сын этого проклятого. Они заслуживают смерти!
Сколько ни доказывал Лижеру, сколько ни упрашивал Дамиау отказаться от мести, кучер был непоколебим. Он хотел видеть врага поверженным, побеждённым, лишенным самого дорогого, что есть в жизни - любимой и собственного ребёнка. И мулат был готов на всё, лишь бы достичь своей цели. Лижеру не мог смириться с этим, он стал разыскивать того капитана, чтобы предупредить и выяснить, а виноват ли он перед Дамиау? На сей счёт у него были подозрения - он был почти уверен, что друг Дамиау не выдавал - его могли поймать случайно. Но Лижеру не повезло - он не смог отыскать коллегу, а вот Дамиау, наверное, помог сам дьявол - мулат нашел своего врага! А было это так: Дамиау и Лижеру вечером решили пройтись, и, когда негр зашел в таверну, Дамиау остался один, он увидел знакомого мужчину, идущего по улице. Мулат не мог не узнать своего врага! Он быстро вбежал в таверну и рассказал черному капитану, кого он увидел. Они поспешили на улицу, к несчастью, мужчина не успел уйти. Дамиау, не долго размышляя, вытащил пистолет и, если бы Лижеру вовремя не спохватился, пуля бы попала в грудь мужчине, но, благодаря негру, отведшему руку Дамиау, его враг остался жив, он решил уйти, но на прощание сказал:
- Я не виноват, я не выдавал тебя и до сих пор считаю тебя своим другом, я пытался разыскать твою семью, но мне не удалось.
- Ложь! - взорвался Дамиау. - Ты меня предал и заплатишь за это самым дорогим, что у тебя есть!
Но мужчина ничего не ответил, а просто ушел. И мулат кинулся за ним, но тот успел уйти. Дамиау и Лижеру спустя несколько дней отправились в Корте. Они приехали на фазенду, где работал друг Дамиау, и поговорили с хозяином. Тот даже дал им аванс, и теперь судьба врага Дамиау была предрешена. Но в Сан-Паулу они не могли отыскать врага Дамиау, как бы ни старались...

0

46

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 44

  Рабов, проданных с Эсперансы, привезли на так называемый «склад живого товара». Складом живого товара именовалось место, куда работорговцы привозили свой «товар» для аукциона. В данный момент аукцион должен был состояться через несколько дней. Посему на складе было больше двух тысяч человек. Здесь были и негры, мужчины, женщины, и дети. Были здесь также и мулатки, и квартеронти - последние ценились на рынке рабов высоко, уж для чего их покупали, можно было догадаться. Среди всех женщин, приготовленных на продажу, выделилась одна девушка. Она выделялась не только белой кожей, но и непорочной красотой. И трудно было представить, что эта девушка, хрупкая, как ангел, всего лишь одна из рабынь, выставленных на продажу. Простенькое ситцевое платье не могло скрыть прекрасных изгибов девичьего тела. Но не только это отличило девушку от остальных рабынь. Её отличало другое: у неё было не рабское воспитание, чувствовалось это во всём - в её манерах, в разговоре и гордой осанке. По внешнему виду и по поведению её можно было принять за дочь рабовладельца, пришедшую в отцовский склад из любопытства, но не за рабыню, выставленную на продажу. И поначалу остальные невольцы боялись к ней подойти. Но на второй день одна из негритянок решилась подойти к девушке и была удивлена, когда девушка заговорила с ней как с равной. Негритянка осторожно спросила её:
- Кто ты, и как твоё имя? С какой ты фазенды?
- Я с фазенды Эсперанса, зовут меня Анжелика, - ответила приветливо девушка. - Я такая же рабыня, как и ты, просто побелей.
- А кто твои родители? - продолжала расспрос негритянка.
Девушка долго молчала, не зная, что сказать. Её взору представилась белая женщина, смотрящая на неё со слезами. Как будет жить она, Анжелика, без неё? Как сможет жить она без своей Марии? Из груди выскочило глухое рыданье. И она не сдержалась.
- Будь он проклят! - воскликнула она. - Он отнял у меня мою Марию! Он мне не от... - Неожиданно девушка замолчала, но, набравшись сил, заговорила вновь. - У меня никого нет, моя мама умерла сразу после родов. Хозяйка имения воспитала меня как свободную девушку, научила грамоте. Её муж часто изменял ей с красивыми служанками, одну... принудил к сожительству с ним. А я помогла ей бежать, мой господин узнал об этом и в наказание продал меня...
Негритянка посочувствовала бедняжке, и не стала больше расспрашивать Анжелику, и ушла.
Несколько дней спустя начался аукцион. Тот день Анжелика запомнила раз и навсегда. С раннего утра всех невольников вывели в парк на окраине города. Рабов поставили на помосты и повесили номер. Ровно в девять часов аукцион начался. Сколько там было народу, было неизвестно, но там и яблоку было негде упасть. На торги собрались все знатные семейства округи. Многие покупали рабов для дома и работы на плантации. А другие просто пришли повидать знакомых. Но все пришедшие рассматривали живой товар. Рабы молили бога о добром господине или же быть не проданными вообще. Анжелика, пожалуй, была одной из всех рабов, кому было все равно. Она просто стояла на помосте и смотрела на разодетых людей, проходящих мимо неё. Но так было недолго, пока к ней не подошли первые покупатели. Это была пожилая сеньора, она была богато одета. Несмотря на свои годы, она не растеряла своей красоты. Анжелика стояла молча, но думала, что эта увядающая роза, послана ей свыше. А пожилая сеньора не могла сдержать свои чувства.
- Ах, бедное дитя! Ах, горемычка! - восклицала она. - Да возможно ли, сеньорита, что вы рабыня? Нет! Не могу поверить! Меня, верно, разыгрывают, выдавая эту тростиночку, - она указала веером на Анжелику, - за рабыню! Это - невозможно! Никто не осмелится держать в цепях это создание! Кто вы, дитя? - обратилась старушка к Анжелике. - Позвольте вам помочь.
- Вы ошиблись, моя госпожа, - грустно ответила девушка, - я, в самом деле, рабыня. И госпожа ничем мне не поможет. Меня продадут, как и других рабов с аукциона.
- Боже мой! - опять воскликнула старуха. - Нет, этот мир порочен и аморален! Рабство не достойно человечества! - И вдруг сеньора замолчала, что-то обдумывая, так продолжалось несколько минут. - Вас продают? - Анжелика кивнула, и пожилая сеньора продолжала. - Вас куплю я! - она торжествующе воскликнула. - Более жестокой и бессердечной хозяйки, чем я, не найти - засмеялась сеньора и куда-то ушла, оставив Анжелику на своего слугу. Он засмеялся.
- Она пошутила, - с улыбкой сказал он. - В этом мире не найдется такого доброго и милосердного человека, как дона Аделина! Но и не найдется в мире другого человека, выстрадавшего столько, сколько выстрадала моя Аделина.
Немного погодя дона Аделина вернулась и сказала:
- Сеньорита, вы моё приобретение. - Старушка улыбнулась.
Примерно через полчаса Анжелику и её новую хозяйку сопроводили до экипажа. По дороге дона Аделина рассказала о себе. Мотивируя рассказ тем, что Анжелика должна знать, в чьи руки она попала. Аделина рассказала, что ей пришлось выдержать за жизнь. Она была дочерью графа-португальца и служанки. Сразу после рождения отец признал её. И росла Аделина как законное дитя графа. На шестнадцатом году жизни Аделины её отец разорился и, не вынеся позора, застрелился. Осиротев, Аделина стала работать, как простолюдинка. Но, когда началось война с Мексикой, Аделина стала медсестрой. Ей довелось работать и в госпитале, и на поле брани. Там она потеряла левую руку, но не отчаивалась. Вскоре ей сделали протез, она продолжила работать, но уже гувернанткой. Однажды её пригласили в дом Сержиу Ривьеры на должность экономки. Но работать ей пришлось недолго, сеньор Сержиу, вдовец, сделал ей предложение, несмотря на её «недостаток». Она прожила с мужем счастливые годы, родила ему четверых детей, которых, как и горячо любимого мужа, пережила. Но у неё остались внуки: дети старшего сына - Алешандре и Наталья. Алешандре женился несколько лет назад, а месяц назад стал вдовцом - его жена не перенесла родов, но оставила ему дочь. Ну, а внучке Наталье всего лишь шесть лет - какая тут помощь? Анжелика поняла, что Аделине нужна была помощница и с радостью приняла эту роль.
По приезде на фазенду Анжелику ожидал сюрприз - в первый вечер приезда Аделина подписала ей вольную. А вторым сюрпризом для девушки стало знакомство с внуком старушки - Алешандре Ривьерой. Это был тот самый человек, приходивший к её деду. Девушка вспыхнула, вспомнив, какие чувства она испытала при встрече с ним. Но беда Анжелики заключалась не в воспоминаниях, а в том, что при новой встрече Алешандре снова вызвал у неё те самые чувства. Ей придётся жить в имении дона Алешандре, а значит, им так или иначе придется встречаться! Девушке было не по себе от мысли, что однажды она и Ривьера останутся наедине. Нужно было избежать таких встреч! И Анжелике удалось свести общение с новым хозяином к минимуму. Днями Анжелика пропадала на кухне, а после ужина закрывалась в своей комнате.
Дона Аделина стала примечать странное поведение своей помощницы, догадываясь о его причине. За пару месяцев она успела узнать свою протеже. Через неделю после приезда Анжелики старушка отвела ей пост экономки. Некоторое время спустя старушка стала замечать интерес Алешандре к молодой девушке. Но, зная благородное сердце внука, она была спокойна за свою любимицу. Анжелику через месяц полюбили все жильцы дома Ривьеры, а самую большую любовь к ней испытывала маленькая Ана, трёхмесячная дочурка Алешандре. Анжелика тоже привязалась к девочке и всегда находила время приласкать сиротку. Девочка спустя некоторое время заболела, и Анжелика, оставив все дела по дому, не отходила от Аны. Врач признал у девочки ветрянку. Выслушав врача, Анжелика отправилась в кабинет Алешандре. Она буквально ворвалась туда, Ривьера опешил.
- Сеньор, у Аны ветрянка! - Не сдержавшись, девушка добавила. - И вы виновата в этом! Я помню, как просила вас дона Аделина не брать её с собой в город, а вы же не послушались её!
Алешандре пытался оправдаться, но, в конце концов, вынужден был признать правоту девушки. С того момента и до того, как Ана выздоровела окончательно, Алешандре не отходил от её колыбели. Анжелика, пересилив себя, осталась с девочкой. В какой-то момент они с Алешандре разговорились, и девушка поняла, что боялась Ривьеру напрасно, он оказался истинным кавалером. После выздоровления Аны Анжелика, Алешандре и дона Аделина по вечерам седели в гостиной и подолгу разговаривали. Видя, как ладят молодые люди, Аделина понимала, что Анжелике придется повторить её судьбу. В один из вечеров она спросила напрямик:
- Алешандре уже сделал тебе предложение, Анжелика?
И Ривьера, и Анжелика едва не подавились кофе. Но, придя в себя, они в один голос сказали, что ни о чем таком они не думает. Но это была лишь отговорка, а на самом деле, Анжелика чувствовала, что в этом доме станет счастливой. Но одно омрачало её жизнь, узнав Алешандре, она забыла Мартину, человека который был ей так дорог...

0

47

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 45

  После того дня, когда Гумерсинду продал Анжелику, жизнь Марии превратилась в ад. Видеть мужа стало для её подобно пытке: дел чувствовала, что она уже не хочет видеть его. Она решила уехать, но куда? Когда они с Гумерсинду были в Сан-Паулу, Сокору настигло страшное известие - из дома матери Марии пришел слуга с письмом. В этом простеньком листке был громадный удар - мать Марии скоропостижно скончалась. Мария присутствовала на похоронах. Неделю спустя её дочь вышла замуж и уехала в Европу. А на фазенде добрую госпожу ожидал страшнейший удар - Анжелика пошла против воли Ораны и помогла Нане бежать. Мария догадывалась, что её муж относился к мулатке не так, как к другим невольницам. Многие из рабынь отказывали ему, но наказание было не таким жестоким, но любая из отказавших оказывалась у столба, а после отправлялась либо на плантацию, либо на невольничий рынок. А к Нане он относился по-особенному, Орана был готов убить её за отказ. Он ненавидел её всей душой, а за что Марии стало известно позднее - она не желала покориться своему господину, она не хотела предать человека, которого любила. Но мулатка не подозревала, что завладела сердцем своего господина. А после её побега с бывшим управляющим толстяк не находил себе места. В минуту, когда он понял, с кем сбежала его рабыня, он возненавидел её столь сильно, как сильно любил прежде. Дел знала, что её муж любит рабыню Нану. Но её душевная верность Антенору заставила Гумерсинду возненавидеть её, и теперь он мечтал о недостойной мести. Он посулил огромную сумму тому, кто вернёт ему Нану. И каждый раз Мария слышала от мужа:
- Я этого так не оставлю! - клятвенно говорил Гумерсинду. - Моим рабам не удавалось убежать от меня! Я верну эту черномазую, и тогда её не спасет мой сын - она умрёт под кнутом или нет, я прикажу жечь её раскалённым железом!
- Гумерсинду! Побойся Бога! - всегда ужасалась таким речам мужа богобоязненная Мария. - Нана носит вашего ребёнка. Твоего сына. Ты не посмеешь убить беременную женщину. Ты ведь не сделаешь этого, - взывала мужа к милосердию Мария, но всё было напрасно:
- Ошибаешься! - смеялся толстяк - Я ещё столько сыновей заделаю, сколько пожелаю. А знаешь, что я и тебе сына заделаю. И меня мучает подозрение, а не врешь ли ты о своём бесплодии.
Мария ужаснулась, боясь, что муж выполнит свои угрозы. И, как оказалось, её страх не был напрасен, в ночь после разговора муж пришел в её спальню и потребовал выполнения супружеских обязанностей. Мария подчинилась, несмотря на отвращение, которое она питала к мужу. Этот кошмар повторялся каждую ночь, пока Мария не поняла, что беременна. Эта новость была шоком для самой Марии, она полагала, что после тех мучительных и изнуряющих родов… Мария не могла поверить в счастье стать снова матерью. Она горячо молила небо, чтобы ребёнок, которого она носила, был мальчиком. Кто знает, может, рождение сына изменит что-то в Гумерсинду? И, кто знает, возможно, он с рождением долгожданного мальчика покается в содеянном и перестанет истязать рабов? Во всяком случае, Мария хотела верить в это. С надеждой в сердце женщина смотрела в будущее, и казалось, счастье вернётся в её жизнь. С этой надеждой Мария сказала Оране:
- Вы были правы, я не бесплодна. Я жду ребёнка.
- Отлично, - сухо обронил он, - надеюсь, это будет мальчик. Что ж, участь этой черномазой решена - теперь я и знать не хочу о том выродке, что эта шлюха носит в себе!
Гумерсинду был бы не Гумерсинду, если бы, любя одного, не ненавидел другого. Как ни упрашивала его Мария прекратить поиски Наны, Орана стоял на своём: он найдёт её и подвергнет её таким пыткам, что она не протянет недели. Мария, прежде понадеявшаяся на новую жизнь, поняла – если она родит сына, то её муж будет жить как прежде, изменяя ей, только теперь он уже не будет думать о тех детях, которых ему родят рабыни. Но Марию пугало другое - судьба Наны.
Её муж задействовал все допустимые и недопустимые средства для поимки беглецов. Он сразу же подал в полицию заявление о побеге рабыни и просьбу арестовать её пособника - бывшего управляющего. После этого он заплатил двум неграм, чтобы те нашли его бывшего работника. Мария удивилась, почему Орана приказал тем неграм найти Антенора, а не Нану? На этот вопрос могло ответить имя одного из нанятых негров. Увы, дел не подозревала, чего добивался её муж. А спустя некоторое время на фазенду пришло странное письмо. Мария подумала, что это касается Наны, и не ошиблась, в письме действительно говорилось о Нане. Мария спрятала его от мужа, а вечером перечитала его:
«Уважаемый сеньор Альба ди Орана.!
До меня дошли слухи, что вы разыскиваете свою рабыню. Так вот, довожу до вашего сведенья, я знаю, где находится ваша рабыня. Я сообщу вам эти сведенья при личной встречи, с глазу на глаз. Через какое-то время я сообщу вам место и время.
С почтением, А.Д.С.»
Мария не могла понять, кто автор этого письма. Спустя несколько недель пришло второе письмо с теми буквами в конце. Но теперь автор назначил время и место встречи, 10 февраля 1888года. Это письмо попало к Гумерсинду, и Гумерсиндо стал считать дни до встречи с доброжелателем...

- Антенор, прошу тебя, поменяй билеты, - чуть ли не каждый день просила капитана Нана. - Я не могу больше так жить, я боюсь любого шороха, уж лучше сесть на корабль и уехать отсюда, а там как Бог даст. - А после сказанного добавляла. - Не хочу я больше бояться, что завтра вернусь на фазенду! Пожалуйста, можно ли уехать поскорей? А здесь я чувствую себя затворницей. Давай уедем, - просила она снова и снова.
- Ласточка, ты пойми: мне тоже хочется уехать, но, жалкая, что будет на корабле, ни я, ни ты не знаем, - всегда ласково отвечал он. - Потерпи, подожди, и всё устроится, милая моя.
Но всякий раз приходя с работы, капитан видел заплаканные глаза своей любимой. Что он мог сделать? Не сказать же ей, что сейчас участились случаи заболевания чумой на кораблях. Теперь в каждый день в «Городских Вестях» писали о новых и новых случаях заболевания пассажиров, и многие из них так и не прибывали в порт Сантуса, или пассажиры из Сантуса не добирались в другие порты. Капитан читал о таких историях ежедневно, но огорчать Нану не захотел. Как она отреагирует на эту новость? Она испугается ещё больше, поэтому ему не осталось ничего другого, как убеждать Нану остаться в Сан-Паулу. Но это было не безопаснее, чем плаванье в открытом море, а, возможно, даже опаснее. Здесь, в Бразилии, им угрожало рабство и закон, обещавший вернуть раба его хозяину. Антенор боялся, что они не успеют уехать и Оране удастся найти их убежище. В этом случае капитану придётся пойти на ещё одно преступление. Но Антенор не жалел, что смог увезти Нану из Эсперансы - мужчина открыто радовался этому. А уж если судьба сведёт с бывшим хозяином вновь, он об этом не пожалеет. Более того, Антенор хотел, чтобы Орана нашел его и не нашел Нану. Это будет встреча один на один, и капитан решился: он выманит хозяина и расквитается с ним.
Но была у Антенора и другая проблема - его лучший друг, который обвинил его в предательстве. Но, видит Бог, Антенор был не виноват перед бывшим другом. Но капитан хорошо помнил его слова:
- Антенор, если ты выдашь меня, считай что ты мертвец!
Антенор не смог предать бывшего друга. Он всего лишь пытался убедить его вернутся на фазенду хозяина. Но после того разговора капитан пошел к хозяину своего друга и отказался от этого дела. Хозяин не возражал и спустя несколько дней нанял другого капитана. Этот капитан его и поймал. Антенор знал того капитана, а сейчас его друг и капитан, который действительно указал место нахождения друга Антенора, объединились против него. И, хорошо подумав, Антенор догадался, что его бывший друг ищет его и Нану. Наверняка когда они найдут его, то передадут в руки Оране. И это была истина, его друг и впрямь договорился с бывшим хозяином Антенора - Гумерсинду Ораной. Антенор готов был выть: если эти двое найдут его, то Нана и её ребёнок пострадают в первую очередь, а этого он не мог допустить. И Антенор готов был пойти на огромный риск и встретиться с Ораной лицом к лицу.
Вскоре он принял кое-какие меры. И стал ждать встречу с заклятым врагом. А меж тем его друг выследил Антенора и обдумывал, что сделать с капитаном: убить или же сдать бывшему хозяину...

0

48

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 46

  Если Нане удалось сбежать, то, возможно, и им с Паулу тоже удастся - так рассуждал Оливиу после того разговора с товарищами. Но можно ли верить Бенту? И кто тот человек, что хотел помочь им? Оливиу очень скоро узнал ответы на эти вопросы. Теперь он понял, что Бенту был на их стороне, а помощь с провизией и лошадьми должна оказать Анжелика. Но её… продали работорговцу, будто рабыню. Единицы из рабов знали тайну Анжелики, а те, кто не знал, недоумевали: как их молодую госпожу продал её родной отец? И тем не менее, троица рабов не теряла надежду на побег. Но по их поведению можно было понять, что они что-то затевают. И это было замечено одним из рабов сензала, Раймунду. Раймунду не любили рабы, он был настоящим стукачом, но стучал он не Гумерсинду, а Гуту. А когда Гуту вышвырнули с фазенды взашей, Раймунду перестал доносить на рабов, и всё же рабы его опасались. И правильно думали, потому что он продолжил служить Гуту после его изгнания. Раб не раз рассказывал бывшему надсмотрщику, что делается в Эсперансе, но теперь Гуту интересовало только происходящее в каза гранде.
Однако, когда Раймунду заговорил с Гуту о готовящемся побеге рабов, бывший надсмотрщик заинтересовался. Он приказал привести к нему этих рабов, когда Раймунду выполнил его приказание, Гуту сказал троице:
- Если хотите бежать, то доверьтесь мне. – Поняв, что его слова не убедили негров, Гуту заговорил как дед. - Вы что, духи, спятили уже - дедов уважать разучились. Одним словом: совсем духи в Эсперансе оборзели. Вам говорят: «помогу вам, душары».
Так было более убедительно, и рабы сразу начали соображать, что Гуту хочет им помочь, но они догадывались, что не безвозмездно. И не ошиблись.
- Услуга за услугу, - сказал Густо, доставая табак, - я помогу вам бежать, а вы поможете мне напасть на Эсперансу и освободить всех рабов. Но сначала вы должны узнать, где тайник Ораны.
- А это что? - в один голос спросили рабы.
- Этот тайник – то, что заработали рабы Эсперансы - золото и серебро, - сказал, улыбнувшись, Гуту. - Свою долю я потрачу на свободы рабов. А что делать с вашими, решайте сами. Только с хозяином разберусь я сам!
Рабы были удивлены переменой в Гуту, но спустя несколько дней они согласились на побег…

Тайник, о котором говорил Гуту, был тайной сокровищницей семьи Альба ди Орана. Там находились все накопленные ценности каждым членом семьи, включая командора и его сына. Когда командор уехал из Эсперансы, то в ночь перед отъездом отдал сыну ключи от заветной комнаты. После отъезда отца Орана-младший, дождавшись ночи, пошел в сокровищницу. Спустившись внутрь, он был ослеплён. Он был в шоке от увиденного – комната была набита драгоценностями: здесь были и золотые слитки из высшей пробы золота, и серебряные монеты, и изумруды с брильянтами, и разноцветные жемчуга, и великое множество дорогих украшений. Гумерсинду понимал теперь, что его семье не грозило разорение, но даже жене Марии он не рассказывал про тайник в доме, ни ей, ни кому другому.
Но, как говорят, «истина в вине», так и случилось с толстяком. Как-то один раз Орана сильно напился и рассказал о своей тайне Гуту. Надсмотрщик сразу стал выпытывать о сокровищнице, но его хозяин только говорил:
- Я самый богатый человек в Бразилии! А может, я буду побогаче самого императора! И богатства мои здесь, в этом доме, в одной из комнат. Это комнатёнка точно пиратская пещера с добычей. А вот что я скажу: кто-то из моих предков, наверное, и был пиратом, раз столько драгоценностей накопил! Я узнаю, кем был мой прапрадед!
Гуту слушал хозяина с неподдельным интересом. Тайник заинтересовал его, если пробраться туда и найти золото, то незачем будет пресмыкаться перед Ораной, и денег на лечение сестры и матери хватит с лихвой. Только как ни пытался надсмотрщик отыскать тайник, того словно не существовало. И Гуту было решил, что эта комната существует только в пьяном воображении его хозяина. И так бы и осталась эта история для надсмотрщика бредом пьяного хозяина, если бы однажды ночью Гуту не увидел, как Гумерсинду зашел в свой кабинет со странной сумкой. Оказавшись в кабинете, он стал вынимать из сумки… золотые слитки и коробки с брильянтами. Гуту опешил, значит это правда? Неужели тайник действительно существует? И с той ночи Гуту стал ещё более ревностно следить за своим хозяином. Но он так и не смог узнать, где находится тайник.
А после случившегося с матерью и Лусией Гуту было не до сокровищницы хозяина. Теперь он думал только о мести, он не мог успокоиться, не мог прийти в себя после смерти самых дорогих существ. Он корил себя за то, что причинял зло другим и особенно Нане. После всего, что случилось с его семьёй, он понял, какую боль причинил Нане. И от этого ему стало не по себе: ему так хотелось, чтобы мулатка нашла в себе силы простить его. О боже, как же он хотел, чтобы она его простила! Но он понимал, что этого ему не получить никогда. Но он желал Нане счастья и молил Бога, чтобы тот помог бедняжке получить свободу. Когда до Гуту дошла новость о бегстве Наны с Антенором, он позавидовал капитану, его-то она любит. Но Гуту не желал им зла, а искренне хотел, чтобы они были подальше от Эсперансы. Он всёй душой желал Нане счастья и надеялся, что когда-нибудь судьба подарит им новую встречу. А пока Гуту решил помочь рабам из Эсперансы бежать с фазенды. Он не кривил душой, когда сказал, что потратит свою часть найденных сокровищ на освобождение негров. Так он надеялся искупить свою вину перед рабами. «А можно ли искупить эту вину? - порой думал он. - Но я не знаю, как жить дальше». И все же он был готов на всё, лишь бы заслужить прощение невольников Эсперансы. Он достал лодку и припасы. Он рассказал неграм все, и те не стали тянуть с побегом, но для них осталось тайной местонахождение тайника их господина.
А меж тем ничего не подозревающий Гумерсинду занимался более важными делами, чем мысли о бывшем работнике. Толстяка не интересовало, что сейчас происходит с Гуту. Гораздо больше Орану занимало другое – естественно, всё, что так или иначе связано с Наной. Он только и думал о ней, как быстрее выследить беглецов. Но результата пока не было, и Гумерсинду впал в отчаянье. Но всякий раз вспоминая о письме незнакомца, он полагал что не всё ещё потеряно. Только почему тот не подписался своим именем? Это не позволяло Оране расслабиться, и на сей счёт у него были веские основания опасаться автора письма. Их встреча была назначена в самом безлюдном месте Сан-Паулу и в поздний час. Да ещё толстяка смущали инициалы писавшего - он догадывался, кто автор письма. И если это действительно тот, о ком он думал, то эта встреча будет для него опасной. Но и не пойти на неё он не мог. Он придумал, как перехитрить автора письма, с помощью двух негров.
Но спустя несколько недель этот план потерял всякий смысл. Потому что к Оране приехали те негры, которые обещали отыскать Антенора. Гумерсинду обрадовался их визиту и не напрасно.
- Мой господин, - сказал один из них, когда Орана провёл их в библиотеку. - Мы нашли дом, где живёт ваш управляющий! Это недорогой пансион в Сан-Паулу. Вот адрес. - Мулат протянул клочок бумаги. - Поезжайте и заберите вашу рабыню.
Орана не верил в происходящее, кто бы мог подумать, что Нану выдаст её родной брат. Негр-раб, чью мать он убил! Но это было так! Орана не стал пренебрегать обещанием и отдал неграм их вознаграждение. Дамиау был счастлив: он не только отомстил Антенору, но и раздобыл деньги, чтобы выкупить мать и сестру из неволи. Теперь их жизнь будет другой: Дамиау потратит не все деньги на откуп, ещё останется на маленький домишко, где они будут жить, а там, глядишь, и Нана замуж выйдет, да и сам он женится. О, если бы он только знал, что только что выдал родную сестру насильнику и убийце её родителей, то пришел бы в отчаянье.
Гумерсиндо же стал собираться в Сан-Паулу за Наной. Мария умоляла пощадить Нану, но муж её не слышал. Он уже был в предвкушении мести и не мог остановиться. Тогда дел попросила взять её с собой, и после длительных уговоров Орана согласился...

+1

49

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 47

  Ни Антенор, ни Нана не подозревали о грозящей им беде. Они наслаждались счастьем. Но всё равно у них не проходило чувство тревоги. Особенно оно не оставляло Нану. И не напрасно.
Как только Гумерсинду проводил Дамиау и Лижеру, он сразу стал собираться в дорогу. И хотя он решил взять жену с собой, за Наной он поедет сам, и сколько ни просила его Мария, Орана настоял на своём: благородная сеньора не должна присутствовать при поимке беглой рабыни. Мария же понимала, что это будет чудовищная сцена, и у неё от одной мысли об этом разрывалось сердце. Она знала, что капитан окажет сопротивление, и это может привести к кровавой трагедии. И она не переставала просить мужа оставить Нану в покое. Но плантатор не хотел отказываться от своих намерений относительно Наны, она не может принадлежать другому. Она - его собственность, она принадлежит только ему, Гумерсинду Оране! И она не имела права бежать от него. Теперь он знает, где её искать, и пусть Нана наслаждается последними мгновениями свободы!
Он не только думал, но и действовал. Сразу приехав в Сан-Паулу, толстяк пошел в полицию и заявил о краже рабыни, назвал адрес, где прячется беглянка. Комиссар сразу же пообещал оказать помощь и пособничество в деле возращения рабыни. Гумерсинду попросил комиссара сначала арестовать её укрывателя, бывшего управляющего. Комиссар дал такое распоряжение и обещал присутствовать лично. И они договорились поехать вечером, чтобы не пугать жителей квартала.
Комиссар сдержал свое слово. Вечером он и Орана отправились в пансион. Комиссар попросил Гумерсинду не входить в дом, пока они не арестуют Антенора. Толстяк согласился. Полицейские во главе с комиссаром вошли в дом. Комиссар сразу заметил пожилую женщину на кухне. Он тут же попросил позвать вниз Антенора. Женщина стала подниматься по лестнице и вскоре постучалась в дверь комнаты, где жили беглецы. Через минуту дверь открылась. Это была Нана, и Аглая сказала:
- Нана, вашего мужа внизу ждёт комиссар.
Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. У мулатки упало сердце, что теперь будет? Бедняжка не сомневалась, что визит полицейского связан с её господином. В отчаянье она заплакала и прислонила голову к двери, Аглая сочувственно спросила:
- Что с вами?
- Я погибла. Он нашел меня, - только и смогла вымолвить она.
Аглая не поняла, о чём идёт речь, она прошла в комнату и рассказала Антенору, зачем пришла. Антенор сразу побледнел, не в силах сказать что либо, он сел на кровать и закрыл лицо руками. Он лихорадочно искал выход из положения. Так продолжалось несколько минут, потом он сказал:
- Есть в вашем доме черный вход?
- Нет, а что? - непонимающе спросила его женщина.
Капитан встал с кровати, подошел к Нане и, обняв её, сказал:
- Прости меня, ласточка, я не сумел тебя спасти. - Затем быстро вышел из комнаты.
Некоторое время спустя туда вошел Гумерсинду Орана. Нана закричала, увидев его, он только рассмеялся:
- Ты – моя, и на фазенде тебя ждёт раскаленный уголь!
Нана не вымолвила ни слова, только горько плакала. Она проплакала всю дорогу до самого Мальни, где остановились Гумерсинду и Мария. Туда же привезли и арестованного Антенора, которого отправят в Корте через несколько дней. Вскоре все собрались в кабинете дона Франческо, включая и самого хозяина кабинета. Итальянец был поражен, увидев Нану в своём доме. Он напомнил свату об обещании, которое тот дал в день свадьбы Розаны и Марку Антониу, то есть о продаже Наны. Но Орана не спешил отвечать, зато ответил Антенор:
- Сеньор Франческо, не надейтесь, - с ненавистью сказал он, - он её не продаст! К...а! – не сдержался он. - Ему только в гроб надо лечь, только после этого Нана получит свободу.
Дон Франческо молчал и переводил взгляд то на Гумерсинду, то на капитана. Они оба были в гневе, только по разным причинам. К гневу Антенора добавлялось отчаянье и страшная боль. Он не только понимал, но и знал: Орана не простит Нане бегство, он непременно накажет её в назидание другим. И наказание будет чудовищным и безжалостным. Это наказание убьёт Нану. Теперь он, капитан, не сможет ей помочь, он и сам обречен на смерть. Что ж, это будет справедливо, - думал Антенор. Если Нана умрёт, то зачем ему жить?
В кабинете воцарилось молчание. Вопрос итальянца остался без ответа. Но Франческо не поленился задать его ещё раз. И на этот раз Оране прошлось ответить.
- Сколько? - с наигранным интересом спросил он.
После его ответа у капитана и Марии загорелась надежда: может, польстившись на деньги, толстяк отпустит Нану? Но Франческо молчал, не зная, какую сумму назвать. Наконец он предложил свату самому назвать сумму. Тот воспользовался этим сразу:
- Из-за её побега я понёс убытки, и, естественно, я хочу их возместить.
- Сколько? - не выдержал Франческо.
- Нисколько! - воскликнул сержант, стоящий позади всех. - Этот сеньор - обманщик! - Он указал на Орану. - У меня были вещи этих людей, и среди них эта статуэтка. - Он подал изваяние комиссару, и тот увидел потайной ящик, а сержант пояснил. - В ящичке были две вольные. - Он протянул их комиссару. - Посмотрите.
Комиссар внимательно рассмотрел бумаги и шепнул что-то сержанту. Тот быстро покинул комнату. Когда он вернулся, то отозвал комиссара. А когда вернулся комиссар, то объявил:
- Можете освободить и рабыню, и её сожителя. - Он посмотрел Орану. - С вольными было письмо вашего отца, сеньор Гумерсинду, командора Антониу, в котором он подтверждает подлинность вольных. Из этого можно сделать вывод: Нана - свободная женщина и не может быть возвращена вам, сеньор.
Орана вылетел из кабинета, оставив жену, через минуту он покинул дом Мальяни. Комиссар обратился к Франческо с просьбой узнать, почему сеньор Гумерсинду, давший собственноручно вольную рабыне, так отреагировал на весть о её свободе. Неужели вольная и письмо были поделаны? Но тогда почему беглецы не воспользовались ими, уходя от преследованья? Ответ на этот вопрос комиссар узнал через несколько дней. Он подал запрос в Корте и узнал, что вольные подлинные. Это он тут же сообщил Оране. Тот был вне себя от злости. Но, припомнив тот вечер, когда он и Франческо изрядно выпили и его покойный отец просил подписать счета, уговорил комиссара подать прошение в суд о признании вольных недействительными. Комиссар поначалу возражал говоря:
- Прошу прощения, сеньор Гумерсинду, вольные-то настоящие, хотя подписанные вами в нетрезвом состоянии, и, конечно, суд их признает недействительными, но это хлопотно для вас. Вы готовы заплатить судебные издержки? А это не одна тысяча рейсов. Подумайте, а стоит ли идти на это, лишаться денег, стоит ли рабыня этого?
- Стоит! - воскликнул Гумерсиндо, для которого возращение Наны было делом чести. Он никогда не допустит, чтобы Нана была с капитаном, он скорее убьёт её, нежели отдаст Антенору.
Как ни хотелось комиссару затевать новое разбирательство, но пришлось. Суд состоялся и признал вольные недействительными, но и признал Антенора невиновным в краже рабыни. В этом помогла Мария, сказав, что капитану было известно про вольные. Гумерсинду не противился желанию жены спасти капитана. А как иначе? Мария грозилась сказать правду о его обращении с рабами. Но всё же Антенору придется ехать в Корте под арестом и провести четыре месяца под стражей за оскорбление суда. Капитан не сумел сдержать себя, когда понял, что суд подтвердил право Ораны на возращение Наны и восстановление невольнического положения Наны. Он теперь только и думал о мести - теперь он прикончит Орану, если с головы его ласточки упадёт хоть один волос! А через несколько дней Орана с Марией и Наной покинули Сан-Паулу.
«Помоги ей, Боже, спаси её и её ребёночка от этого выродка», - молился про себя капитан, узнав, что Нана возвращается на фазенду. Но он не подозревал, что задумал Гумерсинду...

0

50

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 48

Через неделю после суда Гумерсинду с женой и вновь обретённой Наной вернулся в Эсперансу. Причем ехать им пришлось в экипаже - на этом настоял сам Орана. Он хотел изнурить Нану - ехать пришлось двое суток, и это время мулатка провела под палящим солнцем. Но ей было всё равно. Она была точно в другом мире, безразличной, и отрешенной, и бесчувственной. Мария не могла смотреть на неё, настолько неживой она казалась. В таком состоянии она была со дня суда. В памяти несчастной рабыни этот день останется навсегда. Правда на самом суде она не присутствовала, только слышала, как объявили, что она собственность сеньора Альба ди Орана. Но не от этого Нана пришла в отчаянье, а по другой причине: она не знала, что присудили Антенору на самом деле. И этим неведеньем незамедлительно воспользовался её господин. Орана придумал изощренную месть: вначале он удовлетворил любопытство Наны касательно приговора, вынесенного Антенору, он специально улучил момент, когда мулатка осталась одна, и, усмехаясь, сказал:
- Тебе не интересно узнать, что присудили твоему ненаглядному? - Он окинул её плотоядным взглядом, а потом взглянул ей в глаза. Он увидел, что они были полны слёз и смотрели с мольбой. Но мулатка не сказала ни слова, и толстяка это взбесило: он ударил её кулаком по лицу и, задыхаясь от ярости, сказал. - Ты меня не спросила, а я тебе и так скажу, что ждет твоего Антенора - виселица, вот что! Его повесят через три недели в Корте, не веришь? – Он снова посмотрел на неё, теперь она рыдала и звала Антенора, а потом отрешенно сказала:
- Я не верю вам. Это обман!
Орана почувствовал, как земля ушла у него из-под ног. Нана ещё раз унизила его, она снова плакала из-за этого ублюдка. Да чем он её взял? - снова и снова задавался вопросом Гумерсинду. Ему не было дано понять, что любовь не купить и не продать. Но он, не понимая этой простой истины, чувствовал себя оскорбленным собственной рабыней и, мучимый ревностью, схватил её за волосы и притянул к себе.
- Ты с ним спала? - прошипел он. - И не смей мне врать! Если соврешь, я на тебе живого места не оставлю! Убью, дрянь! Говори! - приказывал рабыне разгневанный господин, а его рабыня не стала отпираться.
- Да, мой господин, я отдалась человеку, которого люблю! - с вызовом ответила мулатка. Она сквозь туман слёз видела, как лицо её мучителя стало каменным и он занёс руку для удара.
Но Нана не получила тот удар. В следующую секунду в комнате появилась Мария. Увидев, что её муж собирается ударить мулатку, она закричала от отвращения. Её крик отрезвил Орану, и он отпустил Нану. Однако когда Мария потребовала объяснений от мужа, Гумерсинду промолчал и покинул комнату. Сокору попыталась выяснить у Наны, что произошло, но и от неё Мария не узнала правды. Потом Мария пыталась еще несколько раз поговорить с несчастной, но безуспешно. Она и осталась в неведенье относительно интриг мужа и его чудовищного обмана. А мулатка хоть и кричала, что не верит словам хозяина-зверя, каждую ночь молилась о капитане. И днем она его не забывала, мысленно молясь, чтобы он избежал смерти. Где было знать бедняжке, что Антенор пробудет в заключении всего пару месяцев и всё. Но она приняла слова Гумерсинду за правду, хотя старалась им не верить и надеяться на новую встречу с любимым.
А меж тем Нана снова оказалась на проклятой фазенде. И Гумерсинду сразу велел Андре заковать её в кандалы. Эта бесчеловечная жесткость повергла добрейшую Марию в ужас. Но как она ни молила мужа отменить наказание, тот остался глух к её просьбам. Он задумал ещё более страшное наказание для беглянки - он решил убить Нану самым страшным способом. Причем не дожидаясь рождения собственного сына. Ни он, ни Мария, а уж тем более, Нана не знали, что то невинное дитя и есть тот долгожданный мальчик, сын властелина Эсперансы, который жаждал убить его мать и его самого - об этом знала только старая Рита и не переставала молиться за бедную Нану. Но от её всевидящего ока укрылись козни Ораны. Суть этих козней была в том, чтобы Нана воочию увидела, как её любимого вздернут.
Понимая, что Антенору не грозит участь быть повешенным, Гумерсинду задумал переодеть какого-то смертника в одежды капитана. С этой целью он отправился к одному офицеру полиции, человеку способному продать свою душу за деньги. Изложив суть проблемы, Орана предложил круглую сумму продажному офицеру за услугу. Тот согласился и вскоре представил человека, которому выпала доля быть повешенным. И самым удивительным была та схожесть фигуры с Антенором, и это позволяло принять его издалека за капитана. Тем более, что вешали его за кражу рабыни. Но самым главным стало то, что выведут его на площадь с мешком на голове. Все это не позволит усомниться в том, что там, на виселице, повешен Антенор.
С того дня Гумерсинду ходил со злорадной усмешкой. Когда Мария спрашивала мужа, чему так он рад, Орана отмахивался от неё, мол, подожди и сама все узнаешь. И дел со страхом боялась узнать, что затевает её муж-тиран. Женщина видела, как Орана и новый управляющий часто шепчутся, при этом они всегда смеялись. От этого смеха Марии становилось не по себе. Гумерсиндо тем временем вошел в кураж и отправил письмо Мигелу с просьбой о встрече. Он решил, что и старый лис должен быть на маскараде, устроенном им. Возможно, старик не перенесет такого удара и умрёт прямо на площади. Если так, то он, Гумерсинду, избавится сразу от Мигела.
А в это время сам Мигел готовил нападение на Эсперансу. Он хотел освободить Нану и Риту, последняя просила его помощи. Португалец не мог отказать ей, чувствуя свою ответственность за судьбу Наны. Как-никак мулатка была его крестницей и сестрой его сына Дамиау. Это был долг Мигела, хотя старик осознавал её невольную вину в несчастьях Антенора. Если б он её не полюбил, то не оказался бы в тюрьме. Ну, да что там размышлять, вина-то у Наны маленькая: любовь, а как тут винить человека? Никак, - думал Мигел. А меж тем, старик пытался добиться свидания с сыном. Но его усилия не увенчались успехом. И даже Рикарду не мог помочь другу. Фонсека после побега Наны подал в отставку, боясь идти против друга, спасшего ему когда-то жизнь, но сейчас Рикарду жалел об отставке: он мог бы пускать Мигела к сыну. Теперь это было невозможно, он только и мог сочувствовать Мигелу и пытался утешить старика.
Но Орана готовил старику удар, и это было не за горами. Ожидал дня казни заключенного, словно и в самом деле должны были казнить Антенора. И, наконец дождавшись этого дня, ликовал. С утра он приказал Андре снять с Наны кандалы и привести её в каза гранде. Нана не проронила ни слова, хоть Орана и пытался поговорить с ней. Этой ночью он снова придёт к ней утешить её. Нана и по дороге не говорила, лишь когда они оказались на площади и она смогла рассмотреть виселицу, то закричала.
- Нет! Прошу вас, увезите меня отсюда. - Она горько заплакала и пыталась не смотреть. - Прошу, убейте меня, но увезите отсюда. Я не хочу видеть, как убьют моего Антенора, спасите его, умоляю, умоляю вас! - Она упала на колени перед Ораной.
И даже это не разжалобило толстяка. Его не пронял тот душераздирающий крик несчастной Наны, когда на мужчину с мешком на голове надели петлю и выбили из-под его ног скамью. А мулатка, видя, что узник умер, накинулась на своего мучителя.
- Убийца! Убийца! - кричала она, молотя кулаками Орану, а он только смеялся. Этот смех разозлил Нану, и она закричала. - Вы убили человека, мизинца которого не стоите, убили человека, который был моей жизнью! Ненавижу!
Ее слова привели Орану в бешенство. Но он сдержался и приказал кучеру ехать домой. По приезде на фазенду он приказал Андре заковать Нану и сказал, что через три дня она умрет...

Мария и Рита не оставляли попыток узнать, какое наказание Гумерсинду уготовил Нане. Если госпожа Мария пыталась разговорить мужа, то старая колдунья решила расспросить нового управляющего - Андре. А это было нелёгкой задачей: во-первых, Андре никому не доверял, а во-вторых, он стал верным псом Ораны. И всё же колдунья попыталась: как-то под вечер старуха пригласила Андре к себе в хижину поговорить. Но прежде чем начать разговор, колдунья налила управляющему своей лучшей настойки. По началу Андре отказывался пить спиртное, но старуха сказала, что настойка эта – первачок, и даже господин её не пробовал, да и если господин Андре пригубит чуток, ничего худого не случится. Управляющий покочевряжился для приличия и выпил стопку. Настойка Риты была страсть как хороша, и вскоре Андре выпил всю бутылку. На это-то и рассчитывала Рита: увидев, что управляющий захмелел, старуха принялась выпытывать его про Нану. Алкоголь развязал язык Андре, и тот рассказал всё.
- Та чёрная похоронила своего дружка: капитана повесили! - От этих слов Рита заплакала, а пьяный Андре, не заметив этого, продолжал говорить. - Но ей самой недолго осталось: через три дня сеньора Мария поедет в Корте, на бал к подруге, а, когда вернется, этой Наны все косточки сгорят. Мы с хозяином её на углях зажарим, как тупую овцу. - Андре захихикал.
А вот Рите стало не до смеха: старая негритянка залилась слезами, ох, и горькая судьба у этой бедняжки! Рита не смогла рассказать своей госпоже о помыслах её мужа - язык не повернулся. Госпоже Марии и так досталось, натерпелась бедняжка. Но позволить случиться страшному Рита не могла. А значит остался только один человек, к которому можно обратиться за помощью - Мигел. Не теряя времени, Рита сразу отправилась к Мигелу. Но и там её ждал удар - у Мигела едва не остановилось сердце, когда он понял, зачем Орана позвал его на площадь. Но к вечеру старику полегчало, и Рикарду утешал друга, как мог, говорил, что у него остался младший сын и ему тоже нужна его поддержка. Мигел был безутешен, оплакивал сына, и сколько бы он пробыл в таком состоянии, если бы Рита не осмелилась рассказать о зверском наказании Наны. Эта новость сразу отрезвила Мигела.
- Я потерял сына, и теперь мне уже плевать на все. - Лицо старика стало каменным. – Единственное, что меня держит на этом свете, это Дамиау и моя крестница. Нана не повинна в том, что случилось с Антенором, и ради его памяти, я буду защищать её до последнего вздоха!
Мигел сдержал своё слово. Он разыскал Гуту и попросил о помощи, рассказав всё, что узнал от Риты. Гуту пришел в ярость: как, этот подонок хочет убить беременную женщину и собственного ребёнка?! Он не должен жить! Португалец был не глуп, да и не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, о чем думал бывший надсмотрщик.
- Если ты решил убить его, то мне такая помощь не нужна! - жестко отдёрнул его старик. - Хочешь идти со мной - дай слово, что с головы сеньора Гумерсинду не упадёт ни один волос, иначе мы не сможем помочь Нане.
Гуту тотчас дал слово Мигелу, что не станет мстить в этот раз. Если выбор стал между местью и жизнью Наны, то для Гуту его не было - он полюбил Нану с того самого дня, когда она заговорила с ним у калитки. Но, помня свою вину перед ней, бывший надсмотрщик не надеялся на взаимность. Он только хотел, чтобы она его простила.
- Я знаю, как пробраться на фазенду, у меня там есть помощники, - сказал Гуту после долгого молчания... 

0

51

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 49-50

  С той самой секунды, когда Нана увидела, что смертник повешен, она перестала есть. Где было знать бедняжке, что её любимый жив-здоров? У неё, бедняжки, не возникало сомнений в том, что там, на площади, она видела капитана, а это значит, что он мёртв.
Мулатку по возращению на фазенду снова отвели в пристройку Ораны. Но ей было уже все равно, она не могла смириться с чудовищной картиной, увиденной в городе. Снова и снова перед глазами Наны вставали одна и та же картина: вот люди в форме выводят его, надевают на его голову петлю, а потом в сознании несчастной рабыни всплывало самое страшное видение – безжизненное тело болтается на виселице. Она старалась прогнать его, но, когда оно уходило, на смену ему являлись другие видения-воспоминания: вот тот душный вечер у костра, они сидят у костра, обнявшись, Антенор говорит что-то, а она смеется - но сейчас это, казалось бы, чудесное воспоминание вспоминается с болью, способной разорвать сердце. Она горько плакала, понимая, что любовь Антенора к ней стоила ему жизни. Почему она не нашла в себе сил отказаться от него? Возможно, он был бы сейчас жив, не согласись она бежать с ним. Это открытие придало ещё больше страданий Нане, это осознание вины привело её к мысли о смерти. Она не видела в ней смысла и, обмотав цепь вокруг шеи, принялась душить себя. Через секунду она стала задыхаться и услышала, как из её живота доносятся стуки. Это стучал её малыш, прося мать пощадить его и себя. Услышав этот зов, она отпустила цепь и горько заплакала. Она ужаснулась тому, что чуть не совершила: она бы не только умерла сама, но и погубила заодно то невинное существо, что жило в ней. Но так хотелось быть рядом с капитаном, только увидев её там, Антенор огорчился бы, узнав, что она совершила. И подтверждением были его слова, сказанные ей в пансионе.
- Ласточка, есть в этом мире тот, кто для тебя главней меня. - Он положил свою руку на живот Нане. - Вот этот человечек, твой ребёночек, и им ты должна дорожить. Ты - мать, а потом уже женщина, - сказал он ей тогда.
И эти слова неожиданно вспомнились Нане, она поняла сейчас их значение - она мать и должна жить ради своего ребёнка. Но Антенор останется в сердце навсегда, и когда-нибудь они снова будут вместе, но не сейчас. Ей надо родить ребёнка и воспитать его, и пройдут долгие годы, прежде чем она увидит своего Антенора, пройдет целая жизнь, но она его будет помнить всегда и думать о нем...
Только Нана снова хотела умереть, когда в пристройке появился её господин-мучитель. Орана пришел, как только закончил свои дела, когда он увидел заплаканное лицо, то пришел в гнев. Да как она смеет оплакивать этого голодранца? Он не смог сдержаться и стал бить несчастную рабыню, а Нана пыталась закрыть живот, чтобы её малыш не получил ударов этого зверя. Когда Орана одевался, он сказал:
- У тебя осталось три дня. Как только Мария уедет на бал, ты окажешься на костре. Чтоб другим неповадно было убегать с моей фазенды! Тебе придется умереть. - Он увидел, что она положила руку на живот, и ненавистно прошипел. - Этот ублюдок не родится, он - никто для меня.
Нана вспомнила, как относился к её малышу капитан. А сейчас его родной отец хочет убить его! Мулатка от негодования сказала первое, что пришло ей ум:
- Тут вы правы, мой господин: мой ребёнок не от вас, его отец - Антенор!
- Ты врешь! - рассмеялся он. - На фазенде ты спала только со мной - этот выродок от меня! Но Мария ждёт ребёнка, и это мой сын, а на того, что у тебя животе, мне наплевать! Он не появится на свет!
Он так хотел, но он не мог предположить, что Нану хотят спасти. А это было действительно так: после разговора с Мигелом, Гуту понял, что придется повторить нападение на фазенду. В такой спешке бывшему надсмотрщику пришлось доставать оружие, что было проблематично, но тут ему на помощь пришел Мигел. У португальца ещё остались старые связи, и, поговорив с приятелем, Мигел смог достать все необходимое. Но теперь им предстояло составить план нападения. Тут должна быть чёткость и быстрота, и Гуту предложил подойти к фазенде в обход. Его план понравился Мигелу, и они стали обсуждать детали. Прежде всего, им надо было договориться с рабами - а это было пустяковым делом. Рабы согласились и спросили, куда они уйдут с фазенды.
Гуту и Мигел тяжело вздохнули, уж об этом они не подумали. А это самое главное. Рабы уловили, что ни португалец, ни бывший надсмотрщик не знают места, где спрятаться, и предложили сами.
- Не знаю, как вы, - сказал Паулу, - а мы сразу же подадимся в куиломбо - там место надёжное, и тут только негры дорогу знают, и капитаны туда не дойдут. - Он вдруг осёкся. - Простите, господин Мигел, я не вас имел в виду.
Мигел промолчал, но идея с куиломбо пришлась по душе. Но сколько туда добираться? Если несколько дней, то нужны лошади и повозка. Ну, это решено, деньги-то у него есть, и он поддержал рабов...

  Гуто не мог знать о тех событиях , что происходили в Корте , но если бы он узнал что там творится , то не поверил бы .. А как иначе , ведь в полицию Корте подали заявление покушении на сеньора Мартино ди Кастро ! Более того , это заявление подал сам .. Мартино - человек , которого похоронили ! Но это был настоящий и живой ди Костро .
Он выжил в той западне , благодаря потайному подвалу в полу мельнице . Когда уехал Густо , Орана выстрелил в Мартино и он упал раненый в правую грудь . Далее ди Кастро видел что в дверях появился человек и швырнул труп , а затем он и Орана вышли . Через минуту мельница загорелись , но этого времени Мартино хватило что бы опознать покойника - сеньора Анаклето , соседа Гумерсиндо . После чего Мартино нащупал на полу ручку и открыв дверь забрался в подвал . А потом на подвал случайно нашла итальянка по имени Мария , которая и выходила Мартино . После выздоровления , Мартино отправился в Сан-Паулу к губернатору , рассказать о злодеяниях Ораны . Губернатор был шокирован таким вероломством . Он не медля отправил письмо судье с просьбой арестовать сеньора Альба ди Орана и тот дал соответствующие указания . А Мартино решил полностью победить своего врага , выкупив долговое свидетельство на Эсперансу и всех рабов фазенду , включая Нана . Но читатель будет в замешательстве : как человек у которого сокровищница , заложил имение ? Виной этому стали карты господа : в одну из своих поездок . а именно ту , когда Орана выдовал дочь замуж . толстяк проигролся в карты и задолжал крупную сумму , Орана погасил долг с помощью закладной на имение , надеясь погосить вскоре долг . Но после побега Нана , Орана забыл про закладную . А ди Кастро воспользовался этим и выкупил вексель по двойной цене . Мартино теперь стал полновластным хозяином Эсперансы .

  Мартино прибыл в Корте , на следующий день после казни смертника , которого на площади видела несчастная Нана , которого она приняла за Антенора .
  А вот сам Мартино уже к обеду знал что Антенор жив и содержится в участке в Корте . Он навестил капитана и сказал :
  - Не падайте духом , Антенор ! – Мартино подмигнул отчаевщемуся мужчине – Я , уже все знаю : вам присудили провести здесь пару месячев за оскорбление суда , но я вытащу вас сегодня же !
  - Спасибо , дон Мартино ! – ответил  Антенор , у которого появилась надежда – Я боюсь что с Наной случиться что-то страшное , я боюсь за неё и ребеночка !
  - Не приживайте , выспитесь как следует – день пристроит не легкий ! Сегодня , к вечера сеньор Гумерсиндо будет арестован !
  Антенор открыл рот от удивление , попросил Ди Кастро не шутить как . Тот же рассказал ему об всём включая выкуп Эсперансы . Капитану словно вернули жизнь , он стал умолять Мартино продать ему Нана . Тот улыбнулся и откланялся .
   Спустя несколько часов Мартино снова появился в камере у капитана , на сей раз что бы забрать его с собой . Антенор почувствовал себя самым счастливым человеком на земле , когда Мартино протянул ему один листок бумаги и как только Антенор прочел первые строки документа у него глаз побежали слезы :
  - Я , не верю что держу вольную своей любимой ласточки ! Неужели . все кончилось благополучно ! Спасибо вам большое ! Я вам заплачу столько сколько вы попросите !
   - Нет , не надо не каких денег ! – возразил Мартино – Это подарок , на свадьбу ! Вы с Наной собирались пожениться , ведь как ?
  - Да ! – воскликнул радостный Антенор .
   Однако радость эта было не долгой : в ту злополучную ночь Антенору и Нане простояло пережить самые тяжкие минуты . Хотя по началу все что как и говорил Ди Кастро . Полиция явилась на фазенду и предъявила ему одер на арест :
  - Что вы себе позволяете ? – кричал плантатор – Вы не имеете права !
Но служители закона не вняли его словам и надели на него наручники  . Орана понял что предстоит отправится в тюремную камеру стиснул зубы от злости . А ещё сильнее он разозлился видела светящееся от счастья лицо Антенора .
  «Нет , ты не возьмешь верх надо мной ! Нана не станет твоей !» - в ярости думала про себя толстяк – «Я сейчас же сорту эту улыбку с твоего лица !»
  - Позвольте , мне поговорить с моим управляющим – попросил он комиссара – Эта фазенда уже не моя но у меня есть другие и хотел бы дать одно распоряжение .
  Комиссар кивнул и велел позвать Салани . Когда тот пришел , Гумерсиндо попросил его приблизиться к нему и прошептал так что бы никто не слышал , свой последний приказ . Андре кивнул и вышел . Всед за ним и вывели Гумерсиндо .
  А Андре отправился в хозяйскую пристройку , где держали Нану . Он не медля исполнил приказ хозяина и перезал несчастной женщине вены и тут же уехал с фазенды .
  Антенор будто что-то почувствовал и стал как безумный искать Нану . Он сразу кинулся к пристройке Ораны и когда увидел истекающую кровью мулатку , то закричал . Его крик услышали рабы проходищие мимо и позвали на помощь госпожу Марию .
  Антенор прижимал к себе Нана и горько плакал,  целуя её измученное лицо . Он сначала не услышал как она застонала , но потом понял что его любимая ещё жива . Он быстро сил с ремень и перетянул им раненую руку мулатки и подхватил её на руки :
- Всё будет хорошо , моя родная ! – сквозь слезы говорил он – Я тебя не отпущу !
  Как только Антенор принес в дом Нану , Мария сразу отправила слугу за Гутиересом , она на писала доктору пару строк и передала что он очень нужен в Эстперансе . А Рита тем временем смогла остановить кровотечение у мулатки . И не кто не знал как ей удалось спасти не только саму Нану и но её ребёнка , после чего Рита попросила одного из слуг найти португальца и перевезти его на фазенду до восхода солнца .
   Слуга посланный Ритой смог передать Мигелу просьбу старой колдуньи . Старик не спарашивая что слова примчался на фазенду и при встрече с Ритой узнал о последних новостях . Колдунья сказала Мигелу , что ему придется сделать нелегкий выбор до захода солнца если он хочет что бы Нана и её ребенок выжили .
  - Что , за выбор ? – спросил Мигел – Это , хоть поможет Нане ?
  - Мигел , я смогу спасти Нану и её ребенка . – начала Рита , которая была готова разрыдаться – Но для этого мне нужно провезти один обряд .
  - Что это за обряд ? И причем здесь я ?
- Мигел , этот обряд самый страшный ! Я однажды проводила его для одной женщины и она осталась жива ..
- Проводи же ! – выдержал Мигел – Антенор не вынесет если она умрет ! Я , молю тебя спаси её ! Не понимаю почему ты ещё не провела его !
- Мигел …. Ты , не понимаешь : что бы спасти Нану и ребенка мне нужно твое согласие ! – Рита с мукой посмотрела в глаза старого португальца – Мне , для этого обряда нужна твоя ….
  - Моя помощь ? – спросил старик – Говори , я готов !
  - Нет , помощь твоя мне не нужна , от тебя другое требуется – сказала Рита и набравшись смелости объяснила Мигелу суть обряда , тот помолчал пару минут и мысленно перекрестился :
   - Я согласен ! Если , то что ты рассказала ему нужно что бы спасти Нана , то я пойду на это !
  И Рита пошла готовить всё для обряда , а Мигел пошел увидится с сыном . Антенора он нашел конечно же у постели  Нана . Они обнялись и Мигел сказал :
  - Не , бойся сыночек , все обойдется – старик посмотрел на раненую , она лежала без сознания – Она и ребенок останутся на земле , не волнуйся – просто поверь мне и Рите !
   - Рите ? – спросил Антенор и побнял на отца стеклянные глаза – Я уже не во что не верю ! Я , хочу умереть с ней и ребеночком .
  Мигел стал успокаивать сына и сказал что бы тот отдохнул . Антенор не шелохнулся он так и остался у постели раненой . Спустя пару часов Нана пришла в себя и открыла глаза . Она была счастлива когда увидела рядом капитана и тихо прошептала :
   - Любимый ты жив ?
   - Слава Богу , ты очнулась милая ! – мужчина склонился над раненой – Я , не стал жить если бы ты умерла ! Только , зачем ты это сделала ? Почему , ты пыталась покончить  со собой ?
  - Это - не я , это Андре ! – прошептала Нана .
  - Убью ! – процедил сквозь зубы капитан , но видя как побледнела Нана , тут же осекся – Прости , я не выдержал .
  Нана слабо улыбнулась и капитан поцеловал её в лоб . Они не сводили глаз с друг друга . Антенор показал Нане вольную и та улыбнулась . Они понимали что теперь они не смогут расстаться до конца жизни :
- Ты , выйдешь за меня ? – спросил Антенор и из глас Наны побежали слезы , она пролетала :
- Да !
  Они радовались и плакали не подозревая что Рита совершила тот поистене страшный обряд , что бы эти двое смогли порадоваться счастью . И когда Рита вернулась в дом , то пришла к Нане и шепнула Антенору :
  - Выйди , сейчас роды начнутся .
  Тот не хотел уходить , Рите пришлось вытолкать его насильно . Антенор скоро услышал крики мулатки и стал молиться . Он не знал сколько часов прожалась эта пытка . Но под утро Рита и доктор вышли и сказали что у него родился сын …
  Мечяц пробежал не заметно . Нана и её мальчик уже оправились от пережитого , только Нана пришлось узнать что её сынишка родился с пороком сердца . Но доктор который приходил к молодой матери сказал :
- С этим можно дожить до старости , если соблюдать меры предосторожности – и подробно описал как и что следует делать .
   Антенор и Нана соблюдали все предписания врача и вскоре тот отметил , что мальчик не смотря на болезнь веселый и охочь до молока матери .
   Жизнь постепенно налаживалась на фазенде «Эсперанса» , в которой уже не не осталось ни одного раба . Антенор не смотря на все перемены в поместье , решил уехать в Минос-Жараес . Туда его звал Энрике Винтура – человек которому Антенор питал глубокую дружескую  симпатию . Он послал ему письмо и рассказал о том как изменилась его жизнь .
  Ответ не заставил себя ждать и как полагал Антенор Винтура пригласил его к себе . Антенор и Нана стали собирать в дорогу . Они ждали только когда малыш наберется сил . А пока они и да вся фазенда ждали дня большого праздника – их свадьбы и крестин малыша . Они долго не могли выбрать имя для мальчика : Нана хотела зазвать сыночка в честь своего отца – Аданом , а Антенор хотела назвать его не иначе как …. Мигел . Мария и Мигел тоже участвовали в этом споре и просили за покойного командора Антонио .
  - Это был хороший человек и мне кажется что этот малыш должен носить его имя – говорила Мария , а Мигел её вторил :
  - Командор был хорошим человек и офицером , я бы хотел что бы моего мальчика звали : Антонио Душ-Сантуш . По моему получится красиво и звучно .
  Антенор и Нана согласились на имя Антонио . Хотя и хотели назвать мальчика по другому . Но она не расстраивались , ведь у них будет много детей .
  Антенор и Нана все же изменили имя своего сынишки назвав его Мигел-Антонио Душ-Сантуш . Это была идея Нана и Антенор не стал возражать .
 

   Ни Антенор , ни Нана не подозревали  что им снова грозит опасность . А это было действительно как ! Гумерсинду находящийся в полицейском участке , собирался сбежать из участка . Он и Андре , который  не оставил своего хозяина в беде , несколько недель продумывали план бегства . И спусти несколько дней Андре пришел к своему потрону и сказал :
- Я , все сделал , хозяин , завтрашней ночью вы будете на свободе ! – Салани нахмурил брови и сказал главную новость – Я , сегодня утром был в «Эсперансе» и там говорил с верными нам людьми ..
- Что , там случилось ? – зло спросил Орана – Говори !
- Завтра , на фазенде будет большой праздник …. – Андре умолк подбирая нужные слова – Завтра , хозяин , состоится свадьба Антенора и Нана !
  Гумерсинду затрясся от гнева . Его злости не было границ ! Еще бы , Антенор получил Нану  и станет её мужем ! Теперь Орана хотел только одного – мести ! Нет , Нана и Антенора не будут счастливы ! Он , Гумерсиндо Алба ди Орана убьет этого ублюдка лесного капитана . Плантатор приказал Андре достать ему пистолет и Салани сказал что у него есть оружие .
- Только , что вы хотите сделать , сеньор ? – спросил Салани .
- Я хочу уничтожить Антенора , я пристрелю его  как собаку ! – шипел толстяк – Он не жить ! Я не допущу , этого , не допущу !
  Андре кивнул и сказал что позаботься о том что лесной капитан получил свою пулю . Толстяк  тут же ему возразил :
- Не смей ! Я , сам его удавлю ! А Нана … А Нана по твом словам родила мне сына – Андре кивнул и Гомерсиндо продолжил – Я , её не стану трогать , пусть живет и воспитывает моего сына ! Но ей не быть с Антенором …..

Андре как и обещал хозяину вытащил его из-за решетки . Он опоил охранников и те уснули . Тогда-то вывел Орану из участка и он и тут же скрылось .
  Следующей ночью эта парочка смогла не заметно для обитателей «Эсперансы» пробралась на фазенду и пользуясь ночной темнотой , решил попробовать подойти к окну Марии дел Сокору и поговорить с ней . Жена она ему как ни как ! Гумерсиндо не мог знать, что Мария уступила свою спальню молодоженам, где Антенор и Нана провели свою первую брачную ночь и сегодня они тоже остались в спальне в этой самой спальне ..
  Гумесиндо подошел к одну спальни жены и застыл как вкопоный .. Он видел как два обнаженных тела сплелись в порыве страсти . Антенор с нежностью ласкал свою любимую ласточку , а та прижималась все крепче и крепче к нему .
  - Я , тебе люблю , слышишь ! – шептал Антенор , целуя Нану – Больше , я никому не позволю разлучить нас ! Слышишь , никто не разлучит нас !
  - Никто , никто … - отвечала ему Нана , прижимая его голову к своей груди – Я , сама счастливая на свете , мне кажется что это только прекрасный сон , я боюсь проснутся !
  Капитан засмеялся и сказал что этот сон - их жизнь и сон этот не кончится пока они живы . А Гумерсиндо стоял и сживал кулаки , и клялся что убьет Антенора . А пака он решил уйти и повернулся что бы уйти как вдруг услышал за своей спиной :
  - Стой поддонок ! Дернешься , я прострелю тебе голову ! – Орана обернулся и увидел перед собой  Мигела . Старик держал в руке пистолет – Иди ! – сказал Мигел и указал свободной рукой в каком направление двигаться .
Гумерсиндо пошел понимая что у него не выбора и пошел по направлению указанному Мигелом . Они пришли к постройке Гумерсинду и старый португалец завел туда Гумерсиду .
- Ты , больше никогда не причинишь зло тем кого я люблю ! – сказал Мигел и наставил пистолет на толстяка – Ты , мразь не достойная жизни ! Я , не позволю тебе разрушить счастье моего сына ! Я, не боюсь каторги , а Антенору не чего марать об тебе руки ! Я, сделаю ему подарок : избавлю его от заклятого врага ! Молись !
Гумерсинду видел, каким взглядом смотрит на него этот волчара, он понял что старик не шутит и может его и правда пестрелись . Орана молил Бога что бы Андре нашел его , они ведь договорились встреться здесь . Плантатор решил тянуть время попытаться заговорить старика . Но тот не поддавался на разговоры . И тогда Орана решил открыть Мигелу одну тайну :
  - Тебе будет интересно это послушать , Мигел , - сказал Орана – Я , тебе открою одну тайну : мою и моего деда Игнасио !
  Мигела всего пронизал холод , он почувствовал что Гумерсинду хочет рассказать очень важное для самого Мигела и не ошибся :
  - Ты помнишь , ту ночь ? – начал усмехаясь Гумерсиндо – Ту , самую когда подохла твоя проклятая Жулиана ?
  Мигел изменился в лице , он стал как каменный . Только спустя мгновение он заговорил :
  - Говори ! Что , тебе известно ?
  Гумерсиндо рассмеялся в лицо старику :
  - Что , я знаю про смерть этой твари ? ВСЕ! – он видел глаза старика они выражали гнев и страх , Орана понял что добился чего хотел – Ты , сейчас узнаешь все ! Я , был там , в той хижине  ! Мне было уже шестнадцать и многое уже понимал .. Я , не мог , не мог слышишь допустить  что бы мой отец женился на простой рабыне !
  - Это … Это ты – убил Жулиану ?! – глухим голосом спросил португалец .
  - Не сам , это сделал слуга дедушки ! Но все придумал я ! Твоя Жулиана была моей первой женщиной – рассмеялся толстяк и увидел как Мигел схватился за сердце , а на лице старика появились слезы . Он скрутился от боли и выронил пистолет . Орана тут же этим воспользовался и схватил пистолет . он чез мгновение прицелился и выстелил в старика .
  Пуля пронзила грудь старика и тот едва дышал . Но Гумерсинду не спешил уходить из пристройки , он хотел видеть как старый волчара умрет и хотел дождаться Андре . Он не прозревал что тот передал его и надрав в сумку золота скрылся с фазенды . А вот самому Оране пришлось выкручивается самому , но было уже поздно , к пристройке кто-то шёл . Толстяк подумал что это его подручный объявился , но когда он увидел кто появился в пристройке было слишком поздно . Вошедший увидел Мигела и понял  что старик мертв :
   - Сукин сын – процедил вошедший и Орана направил дуло пистолета на него :
   - Сейчас ты присоединишься к нему ! – ухмыльнулся плантатор и нажал на курок . Но выстрела не прозвучало и Антенор , а вошедшим был именно капитан , остался жив и плантатор посмотрел почему не выстрел пистолет , оказалось что там не было патронов . И тогда Орана бросил его и встал на колени перед капитаном , который вытащил свой нож . Гумерсиндо взмолился – пощади меня , не убивай ! Я клянусь что ты больше не услышишь обо мне ! Дай мне уйти ! Не убивай меня !
  Но Антенор молчал , не проронив ни слова повалил своего врага и стал наносить ему удар за ударом . Потом когда Антенор пришел в себя то понял что нанес Оране множество ножевых раменей и тот теперь лежал весь в крови . Антенор посмотрел на свои руки и увидел что они все в крови . Он сморел на все стекленными глазами и не основал что происходит ……

  Мартино прибыл в Корте , на следующий день после казни смертника , которого на площади видела несчастная Нана , которого она приняла за Антенора .
  А вот сам Мартино уже к обеду знал что Антенор жив и содержится в участке в Корте . Он навестил капитана и сказал :
  - Не падайте духом , Антенор ! – Мартино подмигнул отчаевщемуся мужчине – Я , уже все знаю : вам присудили провести здесь пару месячев за оскорбление суда , но я вытащу вас сегодня же !
  - Спасибо , дон Мартино ! – ответил  Антенор , у которого появилась надежда – Я боюсь что с Наной случиться что-то страшное , я боюсь за неё и ребеночка !
  - Не приживайте , выспитесь как следует – день пристроит не легкий ! Сегодня , к вечера сеньор Гумерсиндо будет арестован !
  Антенор открыл рот от удивление , попросил Ди Кастро не шутить как . Тот же рассказал ему об всём включая выкуп Эсперансы . Капитану словно вернули жизнь , он стал умолять Мартино продать ему Нана . Тот улыбнулся и откланялся .
   Спустя несколько часов Мартино снова появился в камере у капитана , на сей раз что бы забрать его с собой . Антенор почувствовал себя самым счастливым человеком на земле , когда Мартино протянул ему один листок бумаги и как только Антенор прочел первые строки документа у него глаз побежали слезы :
  - Я , не верю что держу вольную своей любимой ласточки ! Неужели . все кончилось благополучно ! Спасибо вам большое ! Я вам заплачу столько сколько вы попросите !
   - Нет , не надо не каких денег ! – возразил Мартино – Это подарок , на свадьбу ! Вы с Наной собирались пожениться , ведь как ?
  - Да ! – воскликнул радостный Антенор .
   Однако радость эта было не долгой : в ту злополучную ночь Антенору и Нане простояло пережить самые тяжкие минуты . Хотя по началу все что как и говорил Ди Кастро . Полиция явилась на фазенду и предъявила ему одер на арест :
  - Что вы себе позволяете ? – кричал плантатор – Вы не имеете права !
Но служители закона не вняли его словам и надели на него наручники  . Орана понял что предстоит отправится в тюремную камеру стиснул зубы от злости . А ещё сильнее он разозлился видела светящееся от счастья лицо Антенора .
  «Нет , ты не возьмешь верх надо мной ! Нана не станет твоей !» - в ярости думала про себя толстяк – «Я сейчас же сорту эту улыбку с твоего лица !»
  - Позвольте , мне поговорить с моим управляющим – попросил он комиссара – Эта фазенда уже не моя но у меня есть другие и хотел бы дать одно распоряжение .
  Комиссар кивнул и велел позвать Салани . Когда тот пришел , Гумерсиндо попросил его приблизиться к нему и прошептал так что бы никто не слышал , свой последний приказ . Андре кивнул и вышел . Всед за ним и вывели Гумерсиндо .
  А Андре отправился в хозяйскую пристройку , где держали Нану . Он не медля исполнил приказ хозяина и перезал несчастной женщине вены и тут же уехал с фазенды .
  Антенор будто что-то почувствовал и стал как безумный искать Нану . Он сразу кинулся к пристройке Ораны и когда увидел истекающую кровью мулатку , то закричал . Его крик услышали рабы проходищие мимо и позвали на помощь госпожу Марию .
  Антенор прижимал к себе Нана и горько плакал,  целуя её измученное лицо . Он сначала не услышал как она застонала , но потом понял что его любимая ещё жива . Он быстро сил с ремень и перетянул им раненую руку мулатки и подхватил её на руки :
- Всё будет хорошо , моя родная ! – сквозь слезы говорил он – Я тебя не отпущу !
  Как только Антенор принес в дом Нану , Мария сразу отправила слугу за Гутиересом , она на писала доктору пару строк и передала что он очень нужен в Эстперансе . А Рита тем временем смогла остановить кровотечение у мулатки . И не кто не знал как ей удалось спасти не только саму Нану и но её ребёнка , после чего Рита попросила одного из слуг найти португальца и перевезти его на фазенду до восхода солнца .
   Слуга посланный Ритой смог передать Мигелу просьбу старой колдуньи . Старик не спарашивая что слова примчался на фазенду и при встрече с Ритой узнал о последних новостях . Колдунья сказала Мигелу , что ему придется сделать нелегкий выбор до захода солнца если он хочет что бы Нана и её ребенок выжили .
  - Что , за выбор ? – спросил Мигел – Это , хоть поможет Нане ?
  - Мигел , я смогу спасти Нану и её ребенка . – начала Рита , которая была готова разрыдаться – Но для этого мне нужно провезти один обряд .
  - Что это за обряд ? И причем здесь я ?
- Мигел , этот обряд самый страшный ! Я однажды проводила его для одной женщины и она осталась жива ..
- Проводи же ! – выдержал Мигел – Антенор не вынесет если она умрет ! Я , молю тебя спаси её ! Не понимаю почему ты ещё не провела его !
- Мигел …. Ты , не понимаешь : что бы спасти Нану и ребенка мне нужно твое согласие ! – Рита с мукой посмотрела в глаза старого португальца – Мне , для этого обряда нужна твоя ….
  - Моя помощь ? – спросил старик – Говори , я готов !
  - Нет , помощь твоя мне не нужна , от тебя другое требуется – сказала Рита и набравшись смелости объяснила Мигелу суть обряда , тот помолчал пару минут и мысленно перекрестился :
   - Я согласен ! Если , то что ты рассказала ему нужно что бы спасти Нана , то я пойду на это !
  И Рита пошла готовить всё для обряда , а Мигел пошел увидится с сыном . Антенора он нашел конечно же у постели  Нана . Они обнялись и Мигел сказал :
  - Не , бойся сыночек , все обойдется – старик посмотрел на раненую , она лежала без сознания – Она и ребенок останутся на земле , не волнуйся – просто поверь мне и Рите !
   - Рите ? – спросил Антенор и побнял на отца стеклянные глаза – Я уже не во что не верю ! Я , хочу умереть с ней и ребеночком .
  Мигел стал успокаивать сына и сказал что бы тот отдохнул . Антенор не шелохнулся он так и остался у постели раненой . Спустя пару часов Нана пришла в себя и открыла глаза . Она была счастлива когда увидела рядом капитана и тихо прошептала :
   - Любимый ты жив ?
   - Слава Богу , ты очнулась милая ! – мужчина склонился над раненой – Я , не стал жить если бы ты умерла ! Только , зачем ты это сделала ? Почему , ты пыталась покончить  со собой ?
  - Это - не я , это Андре ! – прошептала Нана .
  - Убью ! – процедил сквозь зубы капитан , но видя как побледнела Нана , тут же осекся – Прости , я не выдержал .
  Нана слабо улыбнулась и капитан поцеловал её в лоб . Они не сводили глаз с друг друга . Антенор показал Нане вольную и та улыбнулась . Они понимали что теперь они не смогут расстаться до конца жизни :
- Ты , выйдешь за меня ? – спросил Антенор и из глас Наны побежали слезы , она пролетала :
- Да !
  Они радовались и плакали не подозревая что Рита совершила тот поистене страшный обряд , что бы эти двое смогли порадоваться счастью . И когда Рита вернулась в дом , то пришла к Нане и шепнула Антенору :
  - Выйди , сейчас роды начнутся .
  Тот не хотел уходить , Рите пришлось вытолкать его насильно . Антенор скоро услышал крики мулатки и стал молиться . Он не знал сколько часов прожалась эта пытка . Но под утро Рита и доктор вышли и сказали что у него родился сын …
  Мечяц пробежал не заметно . Нана и её мальчик уже оправились от пережитого , только Нана пришлось узнать что её сынишка родился с пороком сердца . Но доктор который приходил к молодой матери сказал :
- С этим можно дожить до старости , если соблюдать меры предосторожности – и подробно описал как и что следует делать .
   Антенор и Нана соблюдали все предписания врача и вскоре тот отметил , что мальчик не смотря на болезнь веселый и охочь до молока матери .
   Жизнь постепенно налаживалась на фазенде «Эсперанса» , в которой уже не не осталось ни одного раба . Антенор не смотря на все перемены в поместье , решил уехать в Минос-Жараес . Туда его звал Энрике Винтура – человек которому Антенор питал глубокую дружескую  симпатию . Он послал ему письмо и рассказал о том как изменилась его жизнь .
  Ответ не заставил себя ждать и как полагал Антенор Винтура пригласил его к себе . Антенор и Нана стали собирать в дорогу . Они ждали только когда малыш наберется сил . А пока они и да вся фазенда ждали дня большого праздника – их свадьбы и крестин малыша . Они долго не могли выбрать имя для мальчика : Нана хотела зазвать сыночка в честь своего отца – Аданом , а Антенор хотела назвать его не иначе как …. Мигел . Мария и Мигел тоже участвовали в этом споре и просили за покойного командора Антонио .
  - Это был хороший человек и мне кажется что этот малыш должен носить его имя – говорила Мария , а Мигел её вторил :
  - Командор был хорошим человек и офицером , я бы хотел что бы моего мальчика звали : Антонио Душ-Сантуш . По моему получится красиво и звучно .
  Антенор и Нана согласились на имя Антонио . Хотя и хотели назвать мальчика по другому . Но она не расстраивались , ведь у них будет много детей .
  Антенор и Нана все же изменили имя своего сынишки назвав его Мигел-Антонио Душ-Сантуш . Это была идея Нана и Антенор не стал возражать .
 

   Ни Антенор , ни Нана не подозревали  что им снова грозит опасность . А это было действительно как ! Гумерсинду находящийся в полицейском участке , собирался сбежать из участка . Он и Андре , который  не оставил своего хозяина в беде , несколько недель продумывали план бегства . И спусти несколько дней Андре пришел к своему потрону и сказал :
- Я , все сделал , хозяин , завтрашней ночью вы будете на свободе ! – Салани нахмурил брови и сказал главную новость – Я , сегодня утром был в «Эсперансе» и там говорил с верными нам людьми ..
- Что , там случилось ? – зло спросил Орана – Говори !
- Завтра , на фазенде будет большой праздник …. – Андре умолк подбирая нужные слова – Завтра , хозяин , состоится свадьба Антенора и Нана !
  Гумерсинду затрясся от гнева . Его злости не было границ ! Еще бы , Антенор получил Нану  и станет её мужем ! Теперь Орана хотел только одного – мести ! Нет , Нана и Антенора не будут счастливы ! Он , Гумерсиндо Алба ди Орана убьет этого ублюдка лесного капитана . Плантатор приказал Андре достать ему пистолет и Салани сказал что у него есть оружие .
- Только , что вы хотите сделать , сеньор ? – спросил Салани .
- Я хочу уничтожить Антенора , я пристрелю его  как собаку ! – шипел толстяк – Он не жить ! Я не допущу , этого , не допущу !
  Андре кивнул и сказал что позаботься о том что лесной капитан получил свою пулю . Толстяк  тут же ему возразил :
- Не смей ! Я , сам его удавлю ! А Нана … А Нана по твом словам родила мне сына – Андре кивнул и Гомерсиндо продолжил – Я , её не стану трогать , пусть живет и воспитывает моего сына ! Но ей не быть с Антенором …..

Андре как и обещал хозяину вытащил его из-за решетки . Он опоил охранников и те уснули . Тогда-то вывел Орану из участка и он и тут же скрылось .
  Следующей ночью эта парочка смогла не заметно для обитателей «Эсперансы» пробралась на фазенду и пользуясь ночной темнотой , решил попробовать подойти к окну Марии дел Сокору и поговорить с ней . Жена она ему как ни как ! Гумерсиндо не мог знать, что Мария уступила свою спальню молодоженам, где Антенор и Нана провели свою первую брачную ночь и сегодня они тоже остались в спальне в этой самой спальне ..
  Гумесиндо подошел к одну спальни жены и застыл как вкопоный .. Он видел как два обнаженных тела сплелись в порыве страсти . Антенор с нежностью ласкал свою любимую ласточку , а та прижималась все крепче и крепче к нему .
  - Я , тебе люблю , слышишь ! – шептал Антенор , целуя Нану – Больше , я никому не позволю разлучить нас ! Слышишь , никто не разлучит нас !
  - Никто , никто … - отвечала ему Нана , прижимая его голову к своей груди – Я , сама счастливая на свете , мне кажется что это только прекрасный сон , я боюсь проснутся !
  Капитан засмеялся и сказал что этот сон - их жизнь и сон этот не кончится пока они живы . А Гумерсиндо стоял и сживал кулаки , и клялся что убьет Антенора . А пака он решил уйти и повернулся что бы уйти как вдруг услышал за своей спиной :
  - Стой поддонок ! Дернешься , я прострелю тебе голову ! – Орана обернулся и увидел перед собой  Мигела . Старик держал в руке пистолет – Иди ! – сказал Мигел и указал свободной рукой в каком направление двигаться .
Гумерсиндо пошел понимая что у него не выбора и пошел по направлению указанному Мигелом . Они пришли к постройке Гумерсинду и старый португалец завел туда Гумерсиду .
- Ты , больше никогда не причинишь зло тем кого я люблю ! – сказал Мигел и наставил пистолет на толстяка – Ты , мразь не достойная жизни ! Я , не позволю тебе разрушить счастье моего сына ! Я, не боюсь каторги , а Антенору не чего марать об тебе руки ! Я, сделаю ему подарок : избавлю его от заклятого врага ! Молись !
Гумерсинду видел, каким взглядом смотрит на него этот волчара, он понял что старик не шутит и может его и правда пестрелись . Орана молил Бога что бы Андре нашел его , они ведь договорились встреться здесь . Плантатор решил тянуть время попытаться заговорить старика . Но тот не поддавался на разговоры . И тогда Орана решил открыть Мигелу одну тайну :
  - Тебе будет интересно это послушать , Мигел , - сказал Орана – Я , тебе открою одну тайну : мою и моего деда Игнасио !
  Мигела всего пронизал холод , он почувствовал что Гумерсинду хочет рассказать очень важное для самого Мигела и не ошибся :
  - Ты помнишь , ту ночь ? – начал усмехаясь Гумерсиндо – Ту , самую когда подохла твоя проклятая Жулиана ?
  Мигел изменился в лице , он стал как каменный . Только спустя мгновение он заговорил :
  - Говори ! Что , тебе известно ?
  Гумерсиндо рассмеялся в лицо старику :
  - Что , я знаю про смерть этой твари ? ВСЕ! – он видел глаза старика они выражали гнев и страх , Орана понял что добился чего хотел – Ты , сейчас узнаешь все ! Я , был там , в той хижине  ! Мне было уже шестнадцать и многое уже понимал .. Я , не мог , не мог слышишь допустить  что бы мой отец женился на простой рабыне !
  - Это … Это ты – убил Жулиану ?! – глухим голосом спросил португалец .
  - Не сам , это сделал слуга дедушки ! Но все придумал я ! Твоя Жулиана была моей первой женщиной – рассмеялся толстяк и увидел как Мигел схватился за сердце , а на лице старика появились слезы . Он скрутился от боли и выронил пистолет . Орана тут же этим воспользовался и схватил пистолет . он чез мгновение прицелился и выстелил в старика .
  Пуля пронзила грудь старика и тот едва дышал . Но Гумерсинду не спешил уходить из пристройки , он хотел видеть как старый волчара умрет и хотел дождаться Андре . Он не прозревал что тот передал его и надрав в сумку золота скрылся с фазенды . А вот самому Оране пришлось выкручивается самому , но было уже поздно , к пристройке кто-то шёл . Толстяк подумал что это его подручный объявился , но когда он увидел кто появился в пристройке было слишком поздно . Вошедший увидел Мигела и понял  что старик мертв :
   - Сукин сын – процедил вошедший и Орана направил дуло пистолета на него :
   - Сейчас ты присоединишься к нему ! – ухмыльнулся плантатор и нажал на курок . Но выстрела не прозвучало и Антенор , а вошедшим был именно капитан , остался жив и плантатор посмотрел почему не выстрел пистолет , оказалось что там не было патронов . И тогда Орана бросил его и встал на колени перед капитаном , который вытащил свой нож . Гумерсиндо взмолился – пощади меня , не убивай ! Я клянусь что ты больше не услышишь обо мне ! Дай мне уйти ! Не убивай меня !
  Но Антенор молчал , не проронив ни слова повалил своего врага и стал наносить ему удар за ударом . Потом когда Антенор пришел в себя то понял что нанес Оране множество ножевых раменей и тот теперь лежал весь в крови . Антенор посмотрел на свои руки и увидел что они все в крови . Он сморел на все стекленными глазами и не основал что происходит ……

Эпилог

  В последствие Мартино дал показания в суде , в пользу капитана . Он так же нанял для Антенора хорошего адвоката , который добился для Антенора оправдательного приговора . После это Антенор и Нана сразу же уехали из «Эсперансы» в Минос-Жераес , на другой конец страну где прожили десять лет . Антенора работал на сеньора Винтуру . Потом скопив денег Антенора с Наной и своими детьми уехали в Ребейрон-Претту , где купили свою землю на который Антенор стал разводить мясной скот . У них кроме Мигела-Антонио было ещё трое детей  : Жулиана , Рафаэл и Анинья , всех детей они любили одинаково , но их любимцем был Мигел-Антонио , которого обожали оба супруга . Он так и не узнал тайну своего рождения , а зачем ? У них была прекрасная семья , В которой все поддерживали друг друга  и любили . Антенора и Нана прожили вместе семьдесят лет , поддерживая и уважая друг друга  , и конечно любя . Но жизнь преподнесла им страшное горя в 1949 году , умерла их младшая дочь Анинья , оставив своего мужа Алкександра Ферьямо на руках с маленький полугодовалым сыном Олигариу . К тому времени Антенора ждал ещё один сокрушительный удар – он лишился своей фазенды со скотом  из-за кризиса 30х годов . Позже это имение купил Энрико Мидзенга , на которого и стал работать внук Антенора и Наны Олегарио Ферьямо и его брат по линии отца  Зе Ду Арогвая . Мы еще услышим историю семьмей Ферьямо и Мидзенга  , но жаль что о судьбе остальных героев этой истории почти мало что известно только то что Мария и Мартино поженились , и разыскали Анжелику , которая вышла замуж  за Алехандоро Риверю и они счастливо прожили свою жизнь , у них было семеро детей . Одна из троих дочерей, самая младшая рожденная в 1938 году получила имя Мария , она в последствие стала женой промышлиника по фамилии Мартис-Фрага . У них родился всего один сын , который приумножил семейное состояние . В последствие он организовал строительную компанию , которая старание его сына от Марии Оталислио Мартинс-Фрага сохранилась до наших дней и процветает по сей день . У Отасилио было четверо детей детей : Сиру , Иоланда и Адереа . Судьба сложилась так что Сиру овдовел и женился на правнучке Рафаэла , сына Антенора и Наны , Ане Тедеску да Силва , которая стала Аной Тедеску Мартинс-Фрага . История Аны и Сиру была не простой и полной горя и страдания , возможно читатель ты услышишь о ней , но уже в этой книге ….
   На последок расскажу о судьбе Олегарио Фреямо , он женился  и у них с женой родился только один сын – Рижино Ферьмо . Его судьба сложилась трагично , он похоронил жену и сына , которые были жестоко убиты . Его единственная настоящая любовь , простая поденщица любила его заклятого врага Рижино , он многое вытерпел из-за этой любви . И он и его любимая поденщица поженились , у них родилась дочь , которую вывали из рук матери … Но это совсем другая история  …………………………….

Отредактировано Luana (Чт, 21 Ноя 2013 23:00:55)

+1


Вы здесь » Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам » 23 - часовой таймслот » Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)


фильм на 50 оттенков темнее смотреть онлайн | ролевые форумы © rolevka.ru |