Добро пожаловать на форум
«Во имя любви к сериалам»

НОВОСТИ ФОРУМА

У нас обновился дизайн! Плюс добавились кое-какие новые фишки: просмотр тех, кто заплюсовал сообщение, и новые уведомления об ЛС.
Представляем продолжение сериала "РАБЫ БОЖЬИ"
• В январе форуму исполнилось 8 лет!
• Активное производство сериалов на Бобер-ТВ временно приостановлено, но вы можете смотреть все вышедшие проекты в соответствующем разделе в записи.

Яндекс.Метрика

АДМИНИСТРАЦИЯ

В ПРОГРАММЕ НА БОБЕР-ТВ

Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам » 23 - часовой таймслот » Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)


Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)

Сообщений 1 страница 20 из 51

1

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

1887 год . Эпоха рабства клониться к закату . До полного освобождение рабов остаются всего нечего , но пака они рабы и рабыни своих господ , а значит у них не права мечты … Казалось бы судьба красавицы-мулатки по имени Нана (Patricia Franca) сложилась более счастливо : она принадлежит семье итальянского банкира , человека с добрым сердцем дона Франческо Мальяни-Нета (Jose Wilker) . Франческо намеревается освободить Нана и её брата Домьяна (Alexandre Rodrigues) , но его сын Марко-Антонио (Dado Dolabella) , заядлый кутила и игрок проигрывает Нана знакомому своего отца борону Гумерсиндо Альба ди Орана (Jackson Antunes) - самому влиятельному фазендеро в округе . Сам Гумерсиндо очарован Нана и  мечтает сделать её своей любовницей , его не смущают отказы  со стороны невольницы , ни её отвращение к нему , он не может смериться с отказами девушки , которая противостоит ему всем сердцем . Но креме господина на Нана обращает свой взор и управляющий Гумерсиндо Антенор (Malvino Salvador) , который влюбляется в Нана и который в отличит от своего хозяина завоёвывает любовь и сердце Нана . Гумерсиндо узнав о романе Нана и Антенора ещё сильнее возненавидит свою рабыню и он решает отомстить девушке убив её мать и отца ……….

Отредактировано Luana (Пн, 16 Сен 2013 22:21:07)

0

2

Нана - Patricia Franca
Антенор - Malvino Salvador
Гумерсиндо - Jackson Antunes
Мария - Lilia Cabral
Жанет - Ana Rosa
Розанна - Juliana Paes
Аделина -  Беатриз Сегалл
Франческо - Jose Wilker
Мигел - Tarcisio Meira
Антонио - Paulo Goulart
Рита – Шика Шавьер
Домьян - Alexandre Rodrigues
Анхелика - Liliana Cаstro
Алехандро - Kayky Brito
Марко Антонио - Dado Dolabella
Нока - Sonia Braga
Адан - Roberto Bomfim
Суна – Isabel Fillardis
Гуто  - Angelo Antonio
Аглая - Эва Тодор
Комисар - Oscar Magrini
Владимер - Flavio Migliaccio
Мартино - Dan Stulbach
Андре - Antonio Calloni
Энрико  - Fulvio Stefanini
Рикардо  - Reginaldo Faria
Пабло - Lazaro Ramos

0

3

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 1

Бразилия 1887 год

Сан-Паулу
Особняк Малиани-Нета

- Добрый вечер, дон Франческо! - поприветствовала хозяина экономка Лурдес.
- Мой сын дома? - спросил Франческо и отдал Лурдес шляпу и трость.
- Нет, сеньор.
Франческо Малиани-Нета нахмурил брови: да как смеет этот мальчишка разбазаривать отцовские деньги? Только что умеет их тратить! Его интересуют только выпивка, карты, друзья и женщины! А его отец в его годы работал как проклятый: и всё на чужих людей, а сыночек пошел в деда - подонка! Неужели его сын будет таким жестоким, как его дед?
- Когда вернётся, пусть зайдёт ко мне.
- Да, сеньор
Но Франческо надо было ещё в доме кое с кем поговорить:
- Жанет .. Жанет .. Жанет, - прокричал он и стал подниматься на второй этаж
А со второго этажа навстречу Франческо вышла негритянка приятной внешности :
- Добрый вечер, господин! - поприветствовала она хозяина
- Где моя жена, Нана?
- В своей комнате.
- Хорошо.

Оказавшись в комнате Жанет, Франческо строго спросил :
- Где Марку Антониу?
- Ушёл к другу, - съязвила Жанет.
- А может, к друзья в игорный дом? - не остался в долгу Франческо.
- Нет, любезный муж, он ведь, помнится, пообещал вам больше не играть.
- Грош цена его словам. Ваш сын, мадам, балабол.
- Не мой сын, а наш сын – это во-первых, а во-вторых, он не балабол, а вот вы постыдились бы мне хамить, макаронник.
Франческо понял, что от жены ничего не добьётся, он вышел в патио и позвонил в колокольчик. На зов хозяина пришла Нана:
- Что вам угодно, господин? - спросила рабыня.
- Скажи Дамиау, чтобы заложил экипаж.
- Да господин, - Нана поклонилась и ушла.

Сан-Паулу
Улица Либеро-Бодаро

На окраине улицы Либеро-Бодаро стоял двухэтажный дом. Внутри дома в огромной, широкой зале стояло десятка три столов. За столами сидели лишь одни мужчины. Одни курили сигары, другие пили виски или бренди, а третьи играли в карты. Среди тех, кто играл, был молодой человек лет двадцати пяти; одет был он по последней парижской моде: на нем был дорогой пиджак и брюки. С ним за столом сидели ещё двое мужчин. Мужчина, который сидел напротив молодого человека, был лет на тридцать старше своего противника – если молодой человек был строен и изящен, то его старший товарищ был толст и неповоротлив. Старый игрок казался жестоким и властным человеком, его натуру выдавало всё : жесты, взгляд, мимика. Толстяк взял со стола сигару.
- У вас есть еще деньги, сеньор? - спросил толстяк и выпустил клуб дыма.
Юноша задумался: денег у него почти не было, а игру продолжить он хотел. Вспомнив, что отец позволил ему распоряжаться имуществом семьи, он быстро нашёл решение и, мысленно перекрестившись, произнёс:
- Сеньор Гумерсинду, вы ведь бывали в доме у моего отца?
Толстяк кивнул и юноша продолжил:
- Вам понравилась одна из наших рабынь, она приносила вам и отцу кофе. Вы даже просили папу продать её вам?
- Да, я хорошо помню рабыню вашего отца, – Гумерсиндо прикрыл глаза; его взору представилась симпатичная мулатка, и он плотоядно улыбнулся. - Что предлагаете, сеньор?
Молодой человек взял со стола перо и бумагу, придвинул к себе. Он быстро составил документ о передачи рабыни, в случае проигрыша сеньору Гумерсиндо Альба ди Орана, и кинул его на стол. Гумерсинду взял документ со стола и прочёл его:
- Ставка принята.
Третий игрок раздал карты...

К игорному дому подъехал экипаж. Чёрный кучер остановил лошадей. Из экипажа вышел пожилой мужчина и приказал кучеру подождать его, а сам отправился в дом.
Игра у молодого человека не ладилась: он несколько раз менял карты, и вот, наконец, ему в руки попались две девятки и три короля. Он улыбнулся в предвкушении победы. Однако Гумерсинду тоже улыбался, и юношу это насторожило: а что если он проиграет? Нет! Только ни это! Отец убьет его. Он должен выиграть!
- Прошу вас, сеньор, - хриплым голосом проговорил Гумерсинду.
- К сожалению, вы проиграли, любезный Гумерсинду! - с торжествующей улыбкой произнёс юноша.
Гумерсиндо не сдержал смеха:
- Нет, это вы проиграли, сеньор! - и бросил карты на стол. - Рабыня Нана - моя !
Его соперник увидел две десятки и три туза - это означало его проигрыш. Юноша только сейчас осознал что натворил дел. Может, ещё можно отыграться, но за его спиной раздался знакомый голос:
- Вы, сеньор Марку Антониу, кажется, обещали никогда здесь не появляться. - Франческо Малиани, а это был он, бросил гневный взгляд на сына. - Сколько ты проиграл, несчастный?
Марко Антонио похолодел и, поняв, что скандала не избежать, тихо заговорил:
- Отец, я проиграл двадцать тысяч рейсов... и Нану.
- ЧТО? Двадцать тысяч рейсов - да это же годовой доход моего управляющего с фазенды, – взорвался Франческо. - А кому ты проиграл Нану?
- Дону Гумерсинду.
Франческо не раз приходилось слышать о зверствах Гумерсиндо и том, что он любит поразвлечься с хорошенькими рабынями. В прошлом году сеньор Франческо ездил на фазенду одного своего друга и услышал об одной истории, от которой кровь стынет в жилах…

В следующей серии

- Что вам угодно, господин?
Антенор обернулся и замер – он был ослеплён светом, исходившим от глаз девушки, Волнистые кудри спадали на плечи. Нана тоже смотрела на него, она почувствовала тепло этого человека. Им казалось, что время остановилось. Но голос Франческо нарушил идиллию:

****************
- У господина будет сын, но его мать не госпожа. Сын хозяина родится от насилия, - ответила им колдунья.
Рабы перекрестились, услышав такое пророчество. Одна из рабынь передала слова Риты госпоже Марии, на что та сказала:
- Рита не ошиблась: у меня две дочери, и после рождения второй я не могу иметь детей, - печально ответила она верной служанке.

+5

4

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия  № 2

Сан-Паулу .
Особняк Малиани-Нета.

Двуколка остановилась. Из неё вышел мужчина. На вид ему было тридцать пять, его одежда была поедена молью. Черты лица выглядели грубыми, глаза у него были как у собаки, вроде никуда не смотрит, но всё видит. Прохожие смущались, проходя мимо мужчины, им казалось, что перед ними цепной пёс, а не человек. Но он только выглядел жестоким – на самом деле, у него было доброе сердце. Жесток был не он, жестокими были законы, по которым он жил. И если лучше к нему присмотреться, то можно увидеть его грустные глаза. Он жил сам по себе: ни родителей, ни жены, ни детей. Его ровесники уже давно имели семьи, а он один-одинёшенек. Может, всему виной была его профессия? Лесной капитан – человек, который ловил беглых рабов, а потом сёк их собственноручно. Полгода назад он оставил своё тёмное ремесло, но и новая работа не принесла ему радости: судьба свела его с доном Гумерсинду Альба ди Орана; плантатор предложил ему место управляющего. Он поставил условие новому хозяину: он не убийца, хоть он был лесным капитаном, но не отнял ни одной жизни. Жизнь рабов на фазенде Эсперанса была настоящим адом: работали они по девятнадцать часов в сутки, еды было мало, а наказания были зверские. При такой жизни смертность была высокой. В конце концов бывший капитан захотел вспороть хозяйское пузо, он понял, что с лёгкостью убьёт хозяина, если тот даст ему повод. На фазенде недолюбливали нового управляющего. Но у него было всего двое врагов: хозяин и надсмотрщик Гуту. А разговаривали с ним лишь двое: седой старик и желторотый мальчишка. Со стариком он коротал вечера, а малец заставлял его смеяться. Но в душе у него была по-прежнему пустота.
Калитка открылась, мужчина обернулся:
- Сеньор Франческо дома? - спросил он у негра.
- Да. он вас ждёт.
Они пошли в дом.

Франческо принял визитёра в кабинете:
- Вы управляющий сеньора Гумерсинду?
- Да. Меня зовут Антенор. Я приехал за Наной.
Франческо нахмурился, но дело сделано:
- Нана, - позвал он.
Через минуту послышался приятный голос:
- Что вам угодно, господин?
Антенор обернулся и замер – он был ослеплён светом, исходившим от глаз девушки, Волнистые кудри спадали на плечи. Нана тоже смотрела на него, она почувствовала тепло этого человека. Им казалось, что время остановилось. Но голос Франческо нарушил идиллию:


Тема Антенора и Нана

- Вот рабыня, которую выиграл ваш хозяин.
Антенор молча пошел к двери.
- Иди, Нана, собери вещи, - тихо сказал Франческо.
Нана прошла к себе и взяла уже готовый узелок. Ей захотелось плакать, но она сдержалась. Ей вспомнился человек, которого она видела у Франческо . Он вызывал у неё чувство безграничного доверия, она уже знала, что он ей не причинит зла. Он почувствовал то же самое? Да, он смотрел так, словно давно её не видел: вначале его взгляд был грустным, но потом он засветился солнечным светом.
Нана заставила себя идти. Она шла в неизвестность, и эта неизвестность пугала и радовала её одновременно...

http://s5.uploads.ru/fYoPG.png
Нана

Штат Корте

Двуколка медленно катилась. Антенор и Нана молчали – они боялись расплескать то необыкновенное чувство. Но Нана вдруг спросила:
- А кто купил меня?
- Дон Гумерсинду Альба ди Орана.
Нана побледнела от страха: ей вспомнился этот человек, его грубые приставания Она горько заплакала. Антенор, увидев это, остановил тачанку. Он спустился на землю и подошел с другой стороны к Нане:
- Что случилось?
- Нечего, просто я боюсь дона Гумерсинду.
- Не надо никого бояться. Ты будешь под моей защитой, - сказал Антенор, но не представляя, как можно защитить рабыню от её господина.
- Кто вы? Хозяйский кучер? Вы не сможете мне помочь, - с грустью сказала она.
Антенор тоже загрустил: она думает что он - кучер, но он не кучер он – управляющий; к тому же лесной капитан. Антенору не хотелось, чтобы Нана его возненавидела – узнать она узнает, но не сейчас:
- Да, - бросил он. - Нужно торопиться, уже темнеет. Если ехать без остановки, то доберёмся до Эсперансы засветло.
- Вы сказали: Эсперанса? Я не ослышалась?
- Да, а почему ты спрашиваешь?
- Моих родителей продали на эту фазенду.
- Как зовут твоих родителей?
- Нока и Адам.
- Я знаю их.
Нана была рада такой новости и стала расспрашивать Антенора о родителях. Они разговорились и не заметили, как наступила темнота

http://s4.uploads.ru/akdAM.jpg
Антенор

Штат Корте
Фазенда Эсперанса

Фазенда Эсперанса была самой огромной в округе: на ней трудилось около двух тысяч рабов. Большой дом находился в самом центре фазенды. Широкий двухэтажный дом, с высокими витражами, был родовым гнездом семьи Альба ди Орана. Его первым владельцем был прадед Гумерсинду, он и построил особняк. У нынешнего хозяина был жестокий нрав – об этом знали все на фазенде, и у каждого была своя версия о том, как Гумерсинду стал жестоким. «У господина нет наследника», - говорили одни. «Он сам по себе жестокий», - говорили другие. И те, и другие были по-своему правы. Рабы ждали, когда их хозяин обзаведётся наследником, спрашивали у старой Риты. Все знали, что старая негритянка предсказывала будущее, не ошибалась ни разу за десять лет, что жила на фазенде:
- У господина будет сын, но его мать не госпожа. Сын хозяина родится от насилия, - ответила им колдунья.
Рабы перекрестились, услышав такое пророчество. Одна из рабынь передала слова Риты госпоже Марии, на что та сказала:
- Рита не ошиблась: у меня две дочери, и после рождения второй я не могу иметь детей, - печально ответила она верной служанке.
Узнав, что её муж отправил Антенора за новой рабыней, она сказала своей служанке:
- А вот и мать наследника.
И Мария была недалека от истины: Гумерсинду сразу после ужина пошел в сад и лёг в гамак. Он ждал возращения Антенора. Он уже знал, что мать и отец Наны – его рабы, и это давало ему козырь против Наны. Он будет их пытать, в случае отказа Наны. Она не посмеет сопротивляться! Далее его мысли потекли в другую сторону, он думал о дочерях: Анжелика была тихой и скромной, а её старшая сестра Розана имела дьявольский характер.
«Уже пора им мужей подыскать», - подумал он.

В следущей серии

- Где Нана? - спросил Гумерсинду.
- Я отвёл её в сензал для рабов, - грубо ответил Антенор.
- Приведи её немедленно, понял! Я буду ждать в гамаке.
**********************
А Гумерсиндо уже предвкушал радость от утех с Нана. Ну наконец-то! Он так задумался, что не заметил, что предмет его дум уже перед ним:
- Нана, ты заставила меня ждать, а я этого не люблю. Ладно, забыли, - Гумерсинду подвинулся на край гамака так, чтоб в него мог лечь ещё один человек. - Ложись со мной, и ты получишь всё: будешь жить как белый и свободный человек, у тебя будут шелковые платья, золотые браслеты. Иди ко мне!

Отредактировано Luana (Ср, 18 Сен 2013 15:43:18)

+2

5

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 3

Но у дочерей Гумерсиндо на этот счёт было своё мнение:
- Отец хочет выдать тебя замуж, - ехидно сказала сестре Розана.
- И тебя, - парировала Анжелика. - Но я выйду замуж только за Иисуса!
- Папа никогда не даст согласия на этот брак! - уколола её Розана.
- Не богохульствуй, - ответила сестре Анжелика и отвернулась к стене.

А в это время Антенор и Нана въехали в ворота фазенды...

Послышался стук копыт, и Гумерсинду вышел во двор. Он догадался, кто приехал:
- Антенор! - крикнул он.
Антенор обернулся на зов хозяина:
- Где Нана? - спросил Гумерсинду.
- Я отвёл её в сензал для рабов, - грубо ответил Антенор.
- Приведи её немедленно, понял! Я буду ждать в гамаке.
Гумерсинду повернулся и дошел до калитки, когда услышал:
- НЕТ! - Антенор поразился сам такой горячности, но он прекрасно знал, что Гумерсинду развлекается с рабынями именно в гамаке. Он на секунду представил, как этот жирный ублюдок развлекается с Нана, и пришел в ярость.
Он сжал кулаки и процедил сквозь зубы:
- И не надейтесь, что я вам её приведу, и не только сегодня. Я никогда никому не водил рабынь для развлечения и не буду! У меня есть свои принципы. Я управляющий, а не сводня, сеньор!
Он развернулся и пошел к сензалу.
Гумерсинду хотел было остановить своего слугу, но что-то его остановило, он сам боялся Антенора, зная, что тот был лесным капитаном и что характер у него был крутой: он хоть и жалел негров, но белым ничего не спускал. Но он, дон Гумерсинду Альба ди Орана, поставит эту рвань на место! Он не собирался выгонять Антенора, он хотел, чтоб капитан согнулся от боли, был уничтожен морально...

http://s4.uploads.ru/mPn5x.jpg
Гумерсиндо

Нана в это время обнимала своих родителей. Нока и Адам были на седьмом небе от счастья: еще бы, дочь они не видели более пяти лет. Мать и дочь плакали, а отец улыбался и глядел на них. Немного успокоившись, они сели на солому в углу сензала, отец невольно залюбовался дочерью: а как дочь-то похорошела – ну и красавица! Уж пора о муже позаботиться. Адам стал в уме перебирать молодых негров, кто ей годился в мужья, тут масса вариантов. А может, у дочери уже есть кто? Адам решил узнать у дочери об этом прямо сейчас:
- Дочка, скажи-ка, у тебя есть жених? - спросил Нану отец.
Нана, услышав этот вопрос, сразу же подумала об Антеноре. Ей полюбился этот человек, как только она его увидела, и она решительно ответила отцу:
- Да, папа, есть, но не жених – человек, которого я, кажется, уже полюбила, хотя знаю его всего один день, - ответила дочь отцу. - Он привез меня на фазенду. Его зовут Антенор, он…
- Управляющий и бывший лесной капитан, - грубо перебил её Адам. - Ты думать о нём не смей! Поняла?
- Отец, кем бы ни был Антенор, он хороший человек, я не могу поверить, что он был капитаном, - Нане было всё равно, капитан Антенор или нет.
- Адам, ты знаешь, что Антенор не поднимал руки на женщин, детей и стариков! Я да и ты с уважением относились к нему.
- Я не спорю, - начал Адам, - что этот капитан – хороший человек, но он навсегда останется лесным капитаном.
Меж тем двери сензала открылась, и вошел надсмотрщик Гуту. Он подошел к Нане и её родителям и приказал Нане идти с ним.
- Пошли, хозяин зовёт тебя. - Гуту бесцеремонно схватил Нана за руку и потащил к двери.
Нана тихо сказала:
- Отпустите меня, сеньор, я сама пойду.
Гуту еще сильнее схватил её руку и зло произнёс:
- И не надейся, пошли.
Нане ничего не оставалось, как подчиниться, и надсмотрщик потащил её к двери.
Они миновали большой дом, господский двор.
- Иди к той постройке, поняла? - сказал Гуту и пошел прочь.
Оставшись одна, Нана испугалась, ей стало не по себе от мысли о встрече с Гумерсинду. Но увы, Гумерсиндо - её господин, и встречи с ним не избежать, но надо пройти это испытание с честью и достоинством. Нана гордым шагом пошла к пристройке.
А Гумерсиндо уже предвкушал радость от утех с Нана. Ну наконец-то! Он так задумался, что не заметил, что предмет его дум уже перед ним:

http://s5.uploads.ru/in798.jpg
Антенор

- Нана, ты заставила меня ждать, а я этого не люблю. Ладно, забыли, - Гумерсинду подвинулся на край гамака так, чтоб в него мог лечь ещё один человек. - Ложись со мной, и ты получишь всё: будешь жить как белый и свободный человек, у тебя будут шелковые платья, золотые браслеты. Иди ко мне!
- Господин, ваше предложение мне льстит, но я не из тех негритянок, что отдаются своим господам за кусок золота и кусок шелка, и к тому же вы женаты: я не могу совершить такой тяжкий грех, я не стану причинять такие страдания вашей жене и еще одному человеку, который мне небезразличен…
- Небезразличен? - Гумерсинду поднялся с гамака и подошел к Нане. - Да как ты, черномазая, смеешь отказать мне? Я хотел дать тебе всё, что ты захочешь! Змея! - он ударил Нану кулаком по лицу.
Гумерсинду огляделся по сторонам, его взор остановился на кнуте, лежащем в углу, и через минуту он нанёс Нане первый удар, за первым последовал второй, третий, девятый и последний, десятый.
Гумерсинду отбросил кнут и попрощался с Наной:
- Завтра ты рано утром отправишься на плантацию, я дам тебя шанс: ты придешь сюда через три месяца и только посмей сказать "нет"! И твоя жизнь будет настоящим адом! - бросил он и ушел.
Несколько минут в постройке была тишина, но через секунду послышались шаги, а через две и голос:
- Что случилось, Нана? - спросил Антенор, но, увидев кровавые рубцы на спине Наны, не стал задавать вопросов, а взял её на руки и отнёс в сензал...

http://s4.uploads.ru/dQkWL.jpg
Нана

- Господи, доченька! - воскликнула Нока, когда увидела, что Антенор внёс Нана в сензал на руках. - Что случилась, дон Антенор? За что вы избили мою девочку? - заплакала Нока.
- Я не бил Нану, - стиснул зубы Антенор. - Это сделал хозяин! Нока, твоя дочь не легла с ним…
- Что ж теперь будет? - стала причитать Нока.
- Эй, вы, - обратился Антенор к двум молодым неграм, что сидели на тюфяке в дальнем углу. – А ну-ка, тюфяк сюда!
- Капитан, это тюфяк Бастиау, он нам его дал на время, - возразил один из негров.
- Я сказал: тюфяк сюда, иначе отправитесь к столбу! - пригрозил им Антенор.
Негры поняли, что сопротивление бесполезно, и принесли тюфяк Антенору, но им хотелось показать свой нрав управляющему: они кинули тюфяк пряно под ноги Антенору и вернулись на свои места. При других обстоятельствах Антенор бы спустил им подобную выходку, но не сегодня:
- Вы, кажется, работали в амбаре, а там и без вас рук хватает. Так что с завтрашнего дня, друзья, отправляйтесь-ка на плантацию. - Антенор не мог быть чересчур суровым, поэтому добавил. - На две недели!
- О-о-о, большое вам спасибо, дон Антенор, - сказал коренастый негр, сидевший в окружении товарищей. - Теперь Оливиу и Паулу не так будут задирать нос!
- Заткнись, Бенту, а то получишь по носу! - крикнул ему Оливиу.
- Угомонитесь оба! - прикрикнул на рабов Антенор.
Меж тем Нока помогла Антенору уложить Нану и стала обрабатывать её раны. Нана открыла глаза:
- Антенор, вы управляющий?
- Да, Нана... - сказал он и пошел к двери сензала...

Антенор сидел недалеко от хозяйского дома. Дрожащими руками он пытался скрутить бумажку с табаком, кое-как ему это удалось. Он достал из кармана коробок со спичками и подкурил самокрутку. Сделав затяжку, он с ненавистью посмотрел на большой дом.
- Ты мне кровью заплатишь за всё, - сказал он, смотря на дом хозяев...

В следующей серии

Гуту шарил глазами, кто еще спит. Его взгляд остановился на Нане:
- Ты что, оборзела? Чё лежим, был подъём. Подорвалась мухой! - Гуту был сегодня явно не в духе: он разошелся не на шутку. Но тут появился Антенор:
- Оставь её в покое – она не может работать, ты не видишь?! - грубо сказал он, а затем обратился к Нане. - Как ты?
******************
- А может , это Антенор хотел убить отца ? - язвительно бросила Розана .
Антенор хохел было что-то сказать , но Анхелека заговарила перевой :
- Сестричка , как ты можеш обвинять Антенора , за что ему было стрелять в папу ?

Отредактировано Luana (Ср, 18 Сен 2013 22:03:21)

+3

6

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 4

Заря занималась над Эсперансой. В сензале появился Гуту, он всегда будил рабов по утрам:
- Подъём, ну, живей, мухи сонные. - Гуту заметил, что Оливиу хоть бы хны. - Ты, душара, тебя это тоже касается. Бенту, Антониу, вам особое приглашение нужно? Я не хочу получить из-за вас нагоняй от Антенора.
Гуту шарил глазами, кто еще спит. Его взгляд остановился на Нане:
- Ты что, оборзела? Чё лежим, был подъём. Подорвалась мухой! - Гуту был сегодня явно не в духе: он разошелся не на шутку. Но тут появился Антенор:
- Оставь её в покое – она не может работать, ты не видишь?! - грубо сказал он, а затем обратился к Нане. - Как ты?
- Спасибо, немного получше, - слабым голосом ответила ему негритянка,
- Не думай ни о чем. - Антенор сделал знак Гуту, и тот ушел. Капитан же присел на корточки и тихо сказал. - Забудь о нём, он тебя больше не тронет…

Мария дель Сокору собирала мужа в дорогу. Она переживала, как бы ни случилось чего, Мария уговаривала Гумерсинду остаться дома:
- Гумерсинду, погоди, не езжай сегодня к Анаклету, дома побудь, а завтра поедешь, - говорила она супругу, но Орана лишь отмахивался от неё как от назойливой мухи.

http://s5.uploads.ru/rVXjh.jpg
Мария и Гумерсинду

- Почему я не должен ехать сегодня?
- У меня плохое предчувствие. - Мария попыталась переубедить мужа, но Гумерсинду разозлился и решил точно ехать.
- После твоих слов Мария я поеду прямо сейчас.
- Ладно, поезжай, - смирилась Мария. - Только возьми пистолет.
- А это еще зачем? Меня даже волки боятся, что уж говорить о людях, - рассмеялся он. - Не возьму.
- Ты с деньгами едешь, - умоляла жена.
Гумерсинду уже садился в коляску. Она покатилась. Мария с тревогой смотрела ей вслед...

Коляска подъезжала к роще. Заехав в тень деревьев, Гумерсинду почувствовал облегчение: " Ну и жара!" - подумал он. Он наслаждался прохладой, и не заметил всадника в тени деревьев. Лицо всадника скрывал платок. Незнакомец достал пистолет и выехал на дорогу, преградив путь коляске.
- Всё, негр, приехали, - сказал он и спешился.
Гумерсинду уже пожалел, что не взял оружие.
- Давай договоримся, сколько ты хочешь?
Он подошел ближе к коляске и бросил негру:
- Убирайся прочь, черномазый, если хочешь жить!
Негр слез с козел и побежал прочь. А всадник направил пистолет на Гумерсинду:
- Мне не нужны твои деньги.
- А что тогда? - недоумевал Гумерсинду.
- Твоя кровь, - ответил незнакомец, и через мгновение раздался выстрел.
Незнакомец взлетел на коня и умчался вглубь леса.

Мария сидела у постели раненого Гумерсинду. Она еле сдерживала слёзы. Мария не переставала корить себя за то, что не уберегла мужа, не отговорила от поездки к Анаклету. "Почему я его не остановила? Почему? " - винила она свою покорность. - "Не поехал, был бы жив-здоров".
Хорошо хоть, доктор Гутьерес был на фазенде, он принимал роды у одной из рабынь. Как только соседский управляющий и его слуга привезли Гумерсинду, Мария тут же послала за доктором домашнего слугу. Гутьерес прибыл незамедлительно, благо, роды у рабыни завершились благополучно и Гутьерес мог полностью, не думая, заняться раненым.
Пуля попала в левую грудь, едва не задев сердце, доктор умелыми руками осторожно извлек её. Затем он наложил швы, перевязал рану:
- Ну вот, дона Мария. - Он улыбнулся. - Жизнь вашего мужа вне опасности. Через месяц как новенький будет.
- Благодарю вас, доктор Гутьерес, - улыбнулась в ответ дель Сокору. - Я вас оставлю, мне нужно поговорить с Ренату и его слугой: может, они видели, кто стрелял в Гумерсинду.
- Да, конечно, - кивнул ей Гутьерес.
Мария вышла из комнаты и направилась в гостиную. Там её ждали не только соседский управляющий Ренату со слугой, также там были её дочери, Антенор и Гуту. Как только Мария появилась, Анжелика первая бросилась к ней:
- Мама, как отец? - с тревогой спросила она.
- Мама, не томите – что с папой? - присоединилась к сестре Розана.
- Все обошлось, слава Богу! - с облегчением сказала Мария.
- Вот черт! - выругался Антенор, он понял, что возмутился тем, что его хозяин выжил, и хотел исправить положение, но было уже поздно.
- Вы, Антенор, не довольны, что папа выживет? - кинула ему Розана.
- Нет. Сеньорита, я возмущён фактом, что кто-то стрелял в сеньора Гумерсинду, - хладнокровно ответил он.
- А может, это Антенор хотел убить отца? - язвительно бросила Розана.
Антенор хотел было что-то сказать, но Анжелика заговорила первой:
- Сестричка, как ты можешь обвинять Антенора, за что ему было стрелять в папу?

http://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg
Анжелика

- Не знаю, - честно призналась Розана.
- Вот и не говори ерунду, - прикрикнула Мария на старшую дочь.
- С вашего позволения, - сказала Розана матери и пошла к себе.
Мария же стала расспрашивать Ренату и его слугу, не видели ли они кого.
- Нет, дона Мария, мы не видели, кто стрелял. Это был не вор, ведь деньги он не взял...

В следушей серии

- Я сегодня говорил с Антенором.
- И что? - поинтересовалась Нока.
- Он сказал, что хочет жениться на Нане и выкупить её, - не сдержал улыбки счастливый отец.
***************
- Тебя удивляет, что я не заявил в полицию о покушении? - начал Орана.
Антенор не выказал тревоги и спокойно ответил:
- Удивили, сказать честно.
- Для меня это дело чести, я сам проучу обидчика, - пояснил Гумерсинду. - Для меня лучший ищейка это ты, Антенор: ты найдешь того, кто стрелял, и отдашь мне.

+4

7

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 5

      Прошел месяц, и, как говорил врач, Гумерсинду быстро шел на поправку. А Нана работала на плантации, за это время она и Антенор сблизились по-настоящему: дело у них дошло до поцелуев. Отец Наны был недоволен, что его дочь связалась с управляющим , он всяческий выказывал своё недовольство: не разговаривал с Наной, а когда говорил, то называл её гулящей девкой. Нана плакала на руках у матери, а та утешала дочь, как могла. Адам решился поговорить с управляющим: он уже представлял, как Антенор прикажет его высечь, но нет – Адам и Антенор говорили не как управляющий и раб, а говорили они, как и подобает отцу взрослой дочери и её жениху: Антенор попросил руки Наны, прямо как у белого человека. Адам убедился, что капитан любит его дочь и дал своё благословение, а Антенор дал ему слово, что выкупит Нану. Когда Нана заснула, Адам сказал жене:
- Я сегодня говорил с Антенором.
- И что? - поинтересовалась Нока.
- Он сказал, что хочет жениться на Нане и выкупить её, - не сдержал улыбки счастливый отец.
- Но ведь господин сам желает нашу дочь. - И Нока рассказала, за что Гумерсинду избил Нану.
- ЧТО??? - воскликнул Адам. - И ты молчала? Я подал Антенору напрасную надежду.
- А почему «напрасную»? - удивилась Нока. - Ведь Нана не легла с господином, она любит Антенора, а он её.
- Ты думаешь, что хозяин продаст твою дочь Антенору? - Адам не знал, что и делать.
- Конечно, не продаст, - вздохнула Нока. - Но и Антенор не откажется от нашей девочки, как ты однажды не отказался от меня…
- Единственный шанс для Антенора и Наны – если господин умрёт. Ты понимаешь, о чём я? - Он посмотрел Ноке в глаза. - Я уверен, что это Антенор стрелял в господина...
Нока ничего не ответила...

Антенор стоял пред ненавистным хозяином, тот его потребовал к себе, ничего не объясняя. Мысли у Антенора путались: неужели он узнал о Нане? А может, и того похуже – знает, кто был там, в роще? Не выдержав томительного ожидания, Антенор сам спросил у Гумерсинду:
- Зачем вы меня вызвали, патрон?
- Тебя удивляет, что я не заявил в полицию о покушении? - начал Орана.
Антенор не выказал тревоги и спокойно ответил:
- Удивили, сказать честно.
- Для меня это дело чести, я сам проучу обидчика, - пояснил Гумерсинду. - Для меня лучший ищейка это ты, Антенор: ты найдешь того, кто стрелял, и отдашь мне.
- Да, сеньор, - поклонился Антенор и вышел.
Рита была возле кабинета хозяина, и когда она увидела управляющего, то окликнула его:
- Дон Антенор, нам нужно проговорить. - Негритянка попросила Антенора выйти в сад.
Антенор кивнул, он знал о даре Рите и частенько спрашивал у колдуньи совета. Когда они оказались в саду, Рита произнесла:

http://www.otempo.com.br/polopoly_fs/3.316112.1367237086!image/image.jpg_gen/derivatives/main-single-vertical-img-article-fit_300/image.jpg
Антенор

- Я знаю, кто стрелял в господина.
- И кто же? - поинтересовался капитан.
- Вам я не скажу его имя, а вашему хозяину и подавно. - Рита посмотрела в глаза Антенора.
- Я и без тебя приведу его хозяину.
- Он сам к нему придёт. - Негритянка испытывала Антенора, и тот это понял. - Хотите узнать его судьбу?
- Хозяина?
- Нет, того, кто стрелял, - пояснила Рита.
- Ну что ж, говори.
- Та, которую он любит, и есть его судьба. Но пока хозяин жив, им не будет покоя.

После разговора с Ритой Антенор ходил сам не свой. Нана заметила это, пыталась разговорить его, но он уходил от разговора. Так продолжалось с неделю. После чего Антенор сам заговорил с Наной:
- Ты прости меня за то, что я мало говорил, - повинился он.
- Я не обижалась, просто видела, что тебя что-то гложет, и хотела помочь.
- Да и чем тут поможешь? - горько ответил он. - Я сам не знаю, что делать.
- А ты мне расскажи – может, что и придумаем, - сказала Нана.
Они сидели вечером у костра одни. Она обняла Антенора и прижалась к нему:
- Я пойму всё.
- Ты – рабыня, и твой господин желает тебя, - Антенор вздохнул и продолжил. - Мне больно от одной лишь мысли, что хозяин возьмет тебя силой.
- Этого не случиться. - Нана обняла его еще крепче.
Они сидели обнявшись и не заметили мужчину, что наблюдал за ними, а он их отлично видел.
- Ну, вот и ты попался, Антенор. - Мужчина рассмеялся.

В следующей серии

- Что ты себе позволяешь? – этими словами капитан начинал свой разговор с Гуту. – Ну, где ты опять был? Я тебя спрашиваю!
- Я не стану оправдываться! – грубо начал Гуту. – Сеньор Гумерсинду знает, где я был! А ты, Антенор, не лезь не в своё дело!
******************************************
- Зачем это? - спросил удивлённый капитан.
- Это моя страховка, - пояснил Орана. - Конечно, кражи не будет, но я требую, чтобы ты подписал этот документ.

Отредактировано Luana (Пт, 20 Сен 2013 22:14:48)

+2

8

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 6

«Вот теперь я стану управляющим в Эсперансе!» - думал про себя и ухмылялся себе по нос Гуту.
Он уже давно метил на место Антенора, ему не очень-то и нравилось иметь над собой начальника, да ещё такого блюстителя порядка, как дон Антенор дус Сантус. Между Гуту и капитаном постоянно возникали стычки: во-первых, Гуту постоянно приходилось покидать приделы Эсперансы, а управляющий бывало и не раз, и не два проходил всю фазенду, ища Гуту, чтобы дать ему какое-то поручение, а того не было на работе.
- Что ты себе позволяешь? – этими словами капитан начинал свой разговор с Гуту. – Ну, где ты опять был? Я тебя спрашиваю!
- Я не стану оправдываться! – грубо начал Гуту. – Сеньор Гумерсинду знает, где я был! А ты, Антенор, не лезь не в своё дело!
Антенор взбесился из-за такой наглости надсмотрщика и решил поговорить с хозяином об отлучках Гуту. Гумерсинду подтвердил, что Гуту отпрашивался у него.
- Я что, собака? – взорвался капитан. – Я что, должен искать Гуту по всей фазенде, не зная, что вы его отпустили! Мне кажется, что я отвечаю за порядок на фазенде и за тех, кто тут работает.
Гумерсинду кивнул и сказал, чтобы прозвали Гуту. Когда он пришел, хозяин объявил новое распоряжение:
- С этого дня я запрещаю тебе покидать фазенду в рабочие дни, даже вечером!
- Но хозяин, я же вам говорил, что у меня тяжело больные мать и сестра! У них обеих рак сердца, им обеим нужна помощь, им каждую секунду может стать плохо… Да поймите вы, что и мама, и Лусия могут умереть в любой момент, не получив помощи! Я нужен им! – умолял Гуту.
Гумерсинду пропустил слова надсмотрщика мимо ушей. Он сказал, что его приказ не подлежит обсуждению и если Гуту посмеет уйти, то он будет уволен немедленно. Антенор и Гуту поразились бессердечности хозяина. Когда они вышли из кабинета Ораны, Антенор попросил прощения у Гуту за то, что пошел и пожаловался:
- Если бы ты мне все объяснил, то я бы тебя понял…
- Да пошел ты! – прошипел надсмотрщик и пошел прочь.
Антенор не стал звать его, он понимал, что невольно виноват перед Гуту. Он решил попросить хозяина не быть столь суровым с Гуту. Орана решил по каким-то своим причинам солгать Антенору и сказал, что все сказанное Гуту про мать и сестру – ложь.
- Он прикрывается благими намереньями, чтобы ездить в бордель! – бросил Гумерсинду, но Антенор сказал, что это нужно ещё доказать, а Орана тут же выпалил. – Это уже доказано! Я однажды послал к нему домой человека – а там нет никакой сестры и матери, а сам Гуту в борделе!
Антенор сразу повернулся и ушел. В тот вечер он высказал все Гуту, который был возмущен ложью Антенора, он клялся, что это не так. Но капитан ему не поверил и пригрозил увольнением. Надсмотрщик не стал больше говорить с капитаном, а только прошипел:
- Я это так не оставлю…

http://www.tercerarevelacion.org/Imagenes/Fotos/Chico_xavier_o_filme/Angelo_Antonio.jpg
Гуту

С того времени, как Гуту и Антенор поругалась, прошла ровно неделя, когда к Гуту пришел человек и сказал, что у его сестры случился приступ. Гуту немедленно хотел ехать домой, когда появился Антенор и сказал:
- Тебе не разрешено покидать пределы фазенды! Если уйдешь, то знай, что я доложу об этом сеньору Гумерсинду.
Гуту не стал его слушать и уехал домой. Где остался на всю ночь, он и правда был у постели больной девочки, а не в притоне! Он вернулся с рассветом и получил выговор от Гумерсинду с Антенором. Антенор настаивал на увольнении Гуту, а Гумерсинду «великодушно» позволил надсмотрщику остаться, но за отлучку его лишили жалования на два месяца.
Но теперь Гуту решил отмстить Антенору, и стал потихоньку присматривать за капитаном, и узнал, что у того шашни с Наной. Надсмотрщик сразу же отправился к хозяину…

Нана молила бога о милости, но что знает человек о Божьей воле? Ничего, вот и Нана не знала своей судьбы, ей оставалось лишь молиться.
Мария тоже молилась: за Анжелику, которой отец сыскал жениха. Анжелика противилась браку, как только могла, но было бесполезно: Гумерсинду был настроен решительно.

http://s4.uploads.ru/46K92.jpghttp://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg
Мария и Анжелика

А несчастная Анжелика пообещала наложить на себя руки, если отец не сжалится над ней. А как только Гумерсиндо представил ей жениха, тридцатилетнего Мартину, Анжелика и вовсе впала в отчаянье. Но потом, узнав, что у Мартину погибли при пожаре жена и трое детей, Анжелика по-другому посмотрела на Мартину: хмурость и грубость оказались болью и горем. Анжелика старалась помочь Мартину преодолеть ту острую боль, они подолгу разговаривали, и Анжелика дала согласие на брак...
Анжелика сказала матери:
- Я не знала воли Господней, Он решил послать мне Мартину, и я подарила ему своё сердце...

Но ни Анжелика, ни Мария не знали, что испытания их ждут впереди...

Гумерсинду расхаживал по кабинету, он был вне себя от злобы:
- Гуту, ты уверен? - Орана пристально посмотрел на слугу.
- Да, патрон. Я видел собственными глазами, как они ворковали. - Гуту понял, что наконец он избавится от своего недруга
- Ну, теперь-то вы его, надеюсь, вышвырнете, как шелудивую собаку? - ехидно улыбнулся надсмотрщик.

http://s4.uploads.ru/RCuTU.png
Гумерсиндо

- Нет, Гуту... я сделаю из этого пса раба.
- Раба? - Густо застыл в недоумении.
- Именно, раба, и ты мне в этом поможешь...

- Антенор, тебя зовёт хозяин, - крикнул Гуту.
- Сейчас, иду, - Антенор отправился в кабинет к хозяину. - Вы звали меня, сеньор?
- Да. - Гумерсинду сделал знак Антенору, чтобы он сел в кресло, а, когда он сел, Орана заговорил. - Антенор, я могу поручить это дело только тебе: ты должен отвезти деньги дону Анаклету. Эти деньги я взял в долг под свои земли, а сегодня я должен их вернуть.
- Я понимаю, сеньор, - кивнул капитан. - Когда ехать?
- Немедленно.
Антенор направился к двери, но Гумерсинду его остановил:
- Подожди, Антенор, подпиши это.
Гумерсинду протянул Антенору документ. Антенор внимательно прочитал бумагу: согласно ей, в случае кражи, Антенор должен пятнадцать лет работать на Гумерсинду бесплатно, выполняя все приказы хозяина, сказать проще, Антенор, в случае кражи, становится должником Гумерсинду.
- Зачем это? - спросил удивлённый капитан.
- Это моя страховка, - пояснил Орана. - Конечно, кражи не будет, но я требую, чтобы ты подписал этот документ.
Антенор догадался, что это ловушка: как быть? Отказаться от поездки?
- Я никуда не поеду, - грубо бросил Антенор.
- Тогда ты уволен. - Гумерсинду знал, что Антенор не уйдёт из-за Наны.
- Я подпишу. - Антенор осознавал, что ему не оставили выбора. Он быстро подписал документ, взял деньги и пошел к двери...

Антенор и не понял, как это всё случилось: он ехал через рощу, как вдруг упало дерево, и Антенор остановился. А через секунду его ударили по голове. Когда он очнулся, то увидел, что сумки нет. Вернувшись на фазенду после разговора с Ораной, Антенор понял, что стал рабом. Тот ему так сказал:
- Украденную сумму ты мне отработаешь, сполна...

В большом доме царила суета, послезавтра должна состояться помолка Анжелики. Мария была вся в заботах: надо и слугам распоряжение отдать, проверить, всё ли готово для приёма гостей. Проследить за платьем Анжелики, готово ли оно? Дель Сокору поняла, что отдохнуть сегодня не получится. "Ну и ладно, после помолвки отдохну", - подумала про себя Мария. Она решила зайти в гостиную, узнать, как там.
В гостиной работа шла полным ходом: рабы мыли полы, протирали пыль, мыли окна. Мария заметила среди домашних слуг мальчишку Тониту.
- Тониту, а что ты здесь делаешь? - спросила она у негритёнка.
- Госпожа, - мальчик поклонился, - я помогаю слугам: меняю воду.
И в подтверждение его слов одна из служанок-рабынь окликнула мальца:
- Тониту, возьми у меня воду и принеси новую.
Рабыня подала мальчику таз. Мальчик взял таз с водой и пошел к двери. В этот момент в проёме двери показался Гумерсинду. Пол был очень скользкий, и Тониту не удержался на ногах: опрокинул таз с грязной водой прямо на вошедшего Гумерсинду.
Другой на месте Гумерсинду посмеялся бы, но только не он.
- Ну, это не сойдёт тебе с рук, черномазый щенок. - В голове у Ораны созрел план, как не только проучить Антенора, но и разлучить его с Наной. - Антенора сюда, немедленно.
Один из рабов поклонился и отправился выполнять поручение хозяина. Вскоре раб вернулся уже с управляющим.
- Антенор, - обратился Гумерсинду к управляющему. - Привяжи этого щенка к столбу и всыпь ему двадцать ударов плёткой.
Мария была поражена жестокостью мужа.
- Гумерсинду, он ещё ребёнок. - Дель Сокору попыталась разжалобить мужа.
- Антенор, выполняй приказ. – Казалось, Гумерсинду не слышал слов жены.
Антенор похолодел от ужаса и гнева, он отлично знал, что будет с мальцом после порки. Капитан думал, что делать: как избежать смерти Тониту, именно смерти. "Не буду бить, и пусть делают со мной, что хотят", - решил он.
- Сеньор Гумерсинду, я не буду убивать мальчишку. - Антенор посмотрел на Орану с нескрываемой ненавистью. - Вам надо, вы и бейте!
Гумерсинду не мог стерпеть подобную наглость от управляющего:
- Да как ты смеешь мне дерзить, ты забыл о бумаге, которую подписал?
- Нет, как можно забыть о ней. - Антенор еле сдержал себя. Ему не удастся избежать избиения парнишки, и тут ему пришла в голову мысль: а что если бить несильно? Можно и промахнуться?
- Если ты не будешь бить мальчишку, его изобьёт Гуту, а с ним и Нану.
"Ну уж нет! К Нане ты и пальцем не притронешься! Я изобью парня, но он останется жив", - решил Антенор.
- Пошли, - сказал Тониту капитан...

Возле штрафного столба собрались все рабы Эсперансы. Они были возбуждены: неужели Тониту высекут? И кто? Лесной капитан, которого многие считали человеком, достойным уважения и симпатии.
Нана и её родители тоже были у столба. Нане было нестерпимо больно, сердце несчастной рабыни обливалось кровью. Человек, которого она любила всей душой, оказался дьяволом в человеческом обличии. Она должна забыть его! Нана была уже не в состояние стоять у столба, она стала пробираться сквозь толпу, а, когда толпа оказалась позади, Нана побежала со всех ног.
...Нана и сама не знала, как оказалась у реки. Она бежала, не разбирая дороги, лишь бы подальше от криков несчастного мальчишки и его мучителя. Подойдя к воде, ей захотелось броситься в эту чистую воду. Но она подумала о матери и отце – как они переживут это? Нет, это не выход. От бессилия она опустилась на землю и заплакала:
- Ненавижу тебя. - Слёзы ручьём лились по её щекам. - Будь ты проклят, лесной капитан, будь ты проклят...

В селедущий серии

- А куда вы поедите, дона Мария? - Рита выдвинула весомый аргумент.
- К maman, - бросила Мария и вышла из кухни...
*********************************
- Я рос с отцом, - начал рассказ Антенор. - Я не знал свою мать, она умерла, когда мне было три года. Отец был ещё та мразь: он был капитаном, как и я. Он часто бил меня, заставлял меня смотреть, как он убивает рабов... Когда мне исполнилось шестнадцать, я узнал, что мама была рабыней-катавронкой и по хозяйской указке с неё содрали кожу живьём.
- Господи милостивый. - Нана была шокирована рассказом Антенора. - Ты, наверное, отомстил убийце.

Отредактировано Luana (Пн, 23 Сен 2013 22:20:37)

+2

9

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 7

Гумерсинду был недоволен: хоть Антенор бил негритёнка, но не сильно. На теле Тониту не было кровавых ран. Гумерсинду не понимал, как такое возможно, Антенор явно хитрит. И вот Антенор нанёс мальчику последний удар.
- Всё, сеньор, - обратился кап€итан к Гумерсинду. - Ваш приказ выполнен.
Орана решил, что уже всё сделано, и сказал Антенору:
- Можешь быть свободен, Антенор.
Гумерсинду направился к каза гранде

http://s4.uploads.ru/jM0F9.jpg
Гумерсиндо

Антенор отвязал мальчишку и тихо сказал:
- Как ты, парень?
- Вы ведь ни разу не попали по мне, - не мог не удивиться Тониту.
- Ты ничего мне не сделал. - Капитан улыбнулся негритёнку. - Но все должны думать, что я тебя бил. Понял, огрызок?
- Да, сеньор, - подмигнул Тониту. - А Нана?
При упоминании Наны Антенор смутился: Нана, наверное, презирает его…
Антенор был прав. Нана не только презирала, но и ненавидела его. По крайней мере, ей так хотелось. Она была у реки, Нана думала, что Тониту уже мёртв, ей не хотелась идти в сензал, там наверняка её караулит Антенор. Она не хотела знать его, Нана думала о встрече с Гумерсинду.
«Что со мной будет?» - думала она.
Мужчину, что наблюдал за ней, Нана не заметила. А меж тем мужчина подошел к ней и дотронулся до плеча...
Нана испугалась и обернулась:
- Как вы меня нашли?..

Мария была на кухне у Риты и жаловалась негритянке на мужа-зверя.
- Сил моих нет, - причитала Мария. - Не могу с ним больше жить.
- Госпожа, вы хотите уйти от мужа? - испугалась Рита. - Но ведь это страшный грех – оставить мужа! Опомнитесь, госпожа, - уговаривала Рита дель Сокору. - Вы о дочерях-то подумали?

http://s5.uploads.ru/mAzSQ.jpg
Мария

- Мои дочери уже взрослые. Единственная, кого мне больно оставлять, это Анжелика, она ангел…
- А Розана? - Негритянка не знала, как остановить свою госпожу.
- Нока. - Мария обратилась к своей личной рабыне. - Собери мои вещи, мы уезжаем.
Нока поклонилась госпоже и пошла выполнять поручение.
- А куда вы поедите, дона Мария? - Рита выдвинула весомый аргумент.
- К maman, - бросила Мария и вышла из кухни...

Нана смотрела на мужчину с недоумением. Как он здесь оказался? Он точно дьявол! Иначе как он нашел её у реки?
Антенор, а это был он, понял, что Нана ненавидит его. Он искал слова, но не находил их. Они долго молчали. У каждого из них была своя боль, своя правда.
Антенор понимал, что творится в душе у Наны. Как ей всё объяснить? Что он не по своей воле бил парня. Капитан отчетливо видел в глазах свой возлюбленной ненависть к нему, от этой ненависти у Антенора в груди сжалось сердце.
Нана только пыталась ненавидеть управляющего, но та искренняя любовь, что жила в сердце мулатки, никуда не ушла. Нана продолжала любить Антенора, хоть ей и не хотелось признавать этого. Ей было неизвестно, как Антенор стал лесным капитаном. Она решилась спросить:
- Как вы стали капитаном? - Нана с болью смотрела в дорогие глаза. - Почему?
Антенору было горько от этого холодного "вы". Он решил рассказать Нане всю свою жизнь.

http://s4.uploads.ru/akdAM.jpg
Антенор

- Я рос с отцом, - начал рассказ Антенор. - Я не знал свою мать, она умерла, когда мне было три года. Отец был ещё та мразь: он был капитаном, как и я. Он часто бил меня, заставлял меня смотреть, как он убивает рабов... Когда мне исполнилось шестнадцать, я узнал, что мама была рабыней-катавронкой и по хозяйской указке с неё содрали кожу живьём.
- Господи милостивый. - Нана была шокирована рассказом Антенора. - Ты, наверное, отомстил убийце.
- Нет. - Антенору было тяжко говорить о прошлом. - Как-никак эта собака - мой родной папочка... И тогда я удрал из дома.
Оказавшись на улице, я понял – для того чтобы получить работу, нужно уметь читать и писать, а я и имени своего написать не умел. Голодал, через какое-то время я стал воровать, однажды попался полиции. Мне присудили восемь лет каторги. Ты и представить не можешь, что это, если выбирать между каторгой и рабством, я бы выбрал рабство... На каторге хоть научился писать, читать и считать… Когда меня отпустили, я снова оказался на улице. Но твёрдо решил не воровать, я хотел устроить жизнь, но только кто даст работу бывшему вору-каторжнику? Никто! И снова мне пришлось голодать, я отлично понял, что воровство не вариант. Я начал искать любую работу, скрыв своё прошлое. Однажды мне повезло и я стал кучером в одном доме. Только, как известно, шило в мешке не утаишь. Хозяин вышвырнул меня вон, как только узнал, что за жизнь была у меня... В который раз я оставался на улице. Мне чертовски хотелось напиться, ноги меня привели к одной лавке. Там я и увидел объявление о розыске беглого раба. Мне было уже всё равно, себя я считал ничтожеством: через неделю я привёл раба к его господину. Этот сеньор дал мне две тысячи рейсов.
На эти деньги я пил с неделю. Когда их потратил, то поймал ещё одного раба: но с ромом завязал! Хотел ещё раз попытать счастье, нанялся на корабль, но и здесь мне не повезло: мало того, что капитан был негром, так он ещё оказался братом одного из негров, которого я поймал. Я знать не знал, как капитан пронюхал, что я выдал его брата, меня отделали как собаку и бросили в порту.
Прошел год, и я стал одним из лучших капитанов. Но меня мучило чувство вины. В один из вечеров судьба свела меня с доном Гумерсинду, я было обрадовался возможности стать управляющим; поработав с неделю, я увидел что в Эсперансе жизнь не сахар: трое негров умерли от тяжелого труда... Я решил, что хоть чем-то помогу несчастным: выхлопотал для рабов некоторые поблажки. Жизнь моя могла быть сносной, если б я не возненавидел хозяина.
Антенор наконец закончил своей рассказ.

http://s5.uploads.ru/fYoPG.png
Нана

Нана стояла как каменная. Только слёзы бежали ручьём. Как бывает порой жестока судьба с людьми? И рассказ капитана тому подтверждение. Но это не оправдывало того бесчеловечного поступка, который совершил Антенор:
- Мне искренней жаль вас, капитан. - Мулатка вытерла слёзы - Но не приближайтесь ко мне. НИКОГДА!!!
Нана решительно пошла в сторону поместья. Антенор даже не попытался её остановить, он только боялся расплакаться.

Мария садилась в экипаж, Анжелика просила мать остаться, однако та твёрдо решила ехать. Мария сделала знак кучеру. Экипаж покатился...

В следущей серии

Гости веселились. Мартину встретил невесту счастливой улыбкой.
- Я рад. - Он приложился к руке. - Я счастливейший человек на земле.
Анжелика улыбнулась в ответ.
Прозвучало объявление о помолке. И новоиспечённые жених и невеста закружились в вальсе.
*********************************************
  - Давай потанцуем, - предложил он.
- Я же просила вас не приближаться ко мне, - умоляюще сказала она.
Капитан был поражен холодностью её слов.

Отредактировано Luana (Вт, 24 Сен 2013 23:32:40)

+1

10

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 8

Анжелика стояла пред зеркалом, она была прекрасна в новом шелковом платье кремового оттенка. Сегодня её помолка с человеком, которому юная сеньорита уже подарила своё сердечко. Из гостиной слышалась музыка, играл оркестр - вальс, её любимый вальс. Уж она сегодня натанцуется вволю, но танцевать ей хотелось только с Мартину. Интересно, а как он целуется? Анжелика замечталась: вот она подходит к нему, и он нежно целует её руку, а глаза Мартину говорят ей о любви.
И вдруг дверь скрипнула, девушка обернулась, это был Гумерсинду.
- Идём, дочь, - сказал Орана. - Жених уже заждался.
- Идёмте, papa. - Анжелика подала руку отцу...
Гости веселились. Мартину встретил невесту счастливой улыбкой.
- Я рад. - Он приложился к руке. - Я счастливейший человек на земле.
Анжелика улыбнулась в ответ.
Прозвучало объявление о помолке. И новоиспечённые жених и невеста закружились в вальсе. Гумерсинду смотрел на них с расчетом. А за ним самим наблюдала пара глаз. Гумерсинду заметил «шпиона» . Мужчина был одет просто, но изящно, на нём был костюм-тройка. Но его лицо было скрыто платком. Гумерсинду встревожил именно этот платок: во-первых, сегодня не маскарад, а во-вторых, Орана уже где-то видел этот платок, но только где он мог его видеть? И тут Гумерсинду осенило: в его собственной гостиной стоит не кто-нибудь, а его знакомец с рощи! Ну и тип! Аж мурашки по коже!
А его «дружок» уже был в двух шагах от Гумерсинду. Через мгновение незнакомец поздоровался с Ораной.
- Моё почтение, сеньор. - Незнакомец наклонил голову. - Тебе, су...а, повезло в роще, не так ли?
- Чего ты добиваешься? - Гумерсинду был взбешен наглостью незнакомца. - И вообще, как ты попал сюда?
- Легко и просто. А добиваюсь я твоей смерти. - Мужчина был спокоен. – Ты, кажется, хотел меня видеть? А иначе зачем ты приказал найти меня лесному капитану?
- Дьявол, откуда тебе это известно? - Гумерсинду явно был удивлён информированностью оппонента.
- Оттуда. - Мужчина указал рукой в сторону.
Гумерсинду повернулся по направлению руки, но ничего не увидел.
- И что? - Гумерсинду спросил сам у себя, так как никого рядом уже не было....

Бал по случаю помолвки Анжелики был в самом разгаре. Оркестр играл без умолку, вино лилось рекой. В просторной зале было душно, более ста человек находились здесь.
А во дворе было сто экипажей и десять карет. Лакеи и кучера, ждавшие своих хозяев, тоже не скучали: для них устроили отдельный праздник, но без спиртного. А им и так было весело: к приезжим присоединились обитатели фазенды – белые и чёрные. Гостям был оказан радушный приём: рабы на барабанах, рабыни пели и танцевали. А у батраков было несколько гитар. Когда пионы принесли гитары, барабаны тут же умолкли.
Гитаристы сели у костра, они стали выбирать песни, они хотели удивить гостей и порадовать своих. Наконец песня была выбрана! Это была грустная песня о любви бродяги к рабыне. О горьком счастье, о хозяйской злобе.
Нане казалось, что эта песня о ней и Антеноре. Антенор тоже был у костра, но не слушал, а играл. Нана находилась возле сензала и не видела, кто играет. Но голос был знакомый, мулатка не знала, умеет ли Антенор играть на гитаре. Нана подошла к месту, откуда доносилась музыка. Она увидела Антенора среди музыкантов.
Как только мулатка пошла, капитан сразу же заметил её. И вот отзвучали последние аккорды, рабы и гости поблагодарили музыкантов аплодисментами. Антенор отложил гитару сразу, подошел к Нане.
- Давай потанцуем, - предложил он.
- Я же просила вас не приближаться ко мне, - умоляюще сказала она.
Капитан был поражен холодностью её слов.

http://s5.uploads.ru/in798.jpg
Антенор

- Зачем ты как со мной? - Антенор попытался обнять Нану, но она отстранилась.
- НЕ НАДО, пожалуйста, - взмолилась мулатка.
Антенор впервые в жизни не знал, что делать, капитан растерялся. Как быть теперь? В его голову пришла шальная мысль.
- Давай уедем с фазенды! - Лицо капитана подтверждало, что он не шутит.
- Я рабыня и не могу уйти с фазенды. - Нана отлично понимала, что Антенор имел в виду. - Меня станут искать...
- Если ты и я уйдём вместе, то нас никогда не найдут. - Антенору хватило мужества решиться на побег, но вот только решится ли Нана?
Нана ничего ни сказала – ей было страшно от слов Антенора – быстро повернулась и побежала к сензалу. Нока, увидев встревоженную дочь, не на шутку испугалась. Она помогла Нана раздеться. У Наны не было сил, её клонило в сон, она легла на тюфяк. Нока ласково посмотрела на дочь.
- Доченька, что с тобой, моё сердечко? - Ноке было неспокойно за дочь.
- Плохо мне, мама. - Нана положила голову Ноке на колени. - Я и не думала, что любовь такая жестокая... Почему в моей жизни такая любовь: человек, которого я полюбила, лесной капитан, работа которого бить таких же чернокожих, как я?
- Нана, ты ведь жить ещё не жила. - Нока провела рукой по волосам дочери. – Антенор – человек хороший и тебя любит. А Тониту он не бил.
- Как не бил? - удивилась мулатка.
Нока пересказала Нане свой разговор с негритёнком.
- Помирись с Антенором, девочка.- Нока всегда одобряла отношения дочери и управляющего. - У вас с капитаном может и сложиться.
- Мама, завтра ровно три месяца, как я приехала. - Мулатка прижалась к матери. - Завтра господин потребует меня к себе... Мне страшно мама.
- Не бойся, дочка, дурного не случится...

А Нана боялась не зря: Гумерсинду уже готовился к встрече со строптивой рабыней. Он приказал позвать верного Гуту. Надсмотрщик уже спал, Паулу пришлось его будить. Проснувшийся Гуту был разозлён до предела, Паулу сразу получил на орехи. Надсмотрщик зарядил в несчастного негра сапогом. От неожиданности негр закричал.
- Ай, больно. - Паулу потёр ушибленный живот.
Гуту повернулся к стене. Паулу ещё минут десять пытался его разбудить, но в ответ услышал только:
- Во, душара! Ни фига себе, черномазые оборзели. Вали отсюда, духаря тупое! Еще раз заявишься, пульну кочергой!
Паулу ясно дали понять, что ему не удастся разбудить Гуту, дух* с поникшей головой отравился к своему господину:
- Ну что, нашел Гуту? - грубым тоном спросил Орана.
- Да, господин, - приунывшим голосом протянул раб. - Он в своей комнате, мне не удалось его разбудить.
Гумерсинду не любил, когда слуги не являлись по его зову. Он жестом приказал Паулу идти за ним. Орана открыл дверь, зашел вглубь комнаты. В комнате Гуту, было темно. Гумерсинду позвал надсмотрщика:
- Гуту, подъем.
Сонный дед* не мог разобрать, кто перед ним: хозяин или борзый раб.
«А, это Паулу вернулся. Во духи обнаглели! Ну, сейчас я тебя проучу!» - Гуту взял с пола заранее приготовленную кочергу.
- Вот тебе! Урод! - Надсмотрщик швырнул кочергу в «духа» .

http://www.tercerarevelacion.org/Imagenes/Fotos/Chico_xavier_o_filme/Angelo_Antonio.jpg
Гуту

Гуту всегда был метким стрелком, и кочерга попала в цель, то есть в плечо Ораны.
- М-м-м... Гуту, ты что, сдурел? - Гумерсинду скорчился от боли.
- Патрон. - Дошло наконец до меткого «стрелка». Гуту зажег лампу, в её тусклом свете отчетливо виднелась фигура Гумерсинду, он держался за ушибленное плечо.
Орана не мог сейчас наказать провинившегося слугу, потому что ему была необходима помощь Гуту в деле Наны.
- Гуту, жду тебя через пять минут в своём кабинете, - сказал плантатор и отправился в свой кабинет...
По истечении пяти минут Гуту уже сидел в кресле хозяйского кабинета. Гумерсинду и его подручный курили. Гуту было приятно внимание патрона, ему не терпелось узнать, какую интригу задумал Орана. А в том, что она против их общего «друга» Антенора, у надсмотрщика сомнений не было. Гуту не удержался, сам спросил у патрона:
- Зачем, вы меня позвали, сеньор?
Гуту затянулся.
- Я завтра вечером встречаюсь с Наной, - начал излагать свой план Орана. - Если эта дрянь откажет мне, то я сожгу живьём её родителей...
- Живьём? - Гуту улыбнулся, ему нравилось, как Орана расправляется с врагами.
- Да, ты ведь мне поможешь? - Орана потушил окурок…

Ни Гуту, ни его патрон не подозревали, что их разговор был услышан Ритой. Старая негритянка помогала молодой госпоже снять платье, Розана была недовольна балом: всё лавры достались этой серой мыши, Анжелике. Но она, Розана, куда достойнее её! Своё раздражение девушка, видимо, решила сорвать на колдунье. Розана всячески выказывала свое недовольство работой Риты. А старуха молча сносила придирки злой девчонки. Наконец Рита уложила Розану в постель, но и тут молодая змея ужалила её.
- Пошла, вон! - Розана замахнулась на негритянку - Попрошу papa* высечь тебя, мерзкая!
- Просите, нинья*. - Рита поклонилась - С меня не убудет, но я хочу вас предупредить...
- Ты меня? - девушка удивилась. - Ну что ж, попробуй.
Рита внимательно смотрела на девушку: воистину она дочь своего отца!
- Как бы змея не пыталась навредить маленькой мышке, а мышка может загрызть змею.
- Мышь змею? - рассмеялась Розана. - Ты что мелешь, старая? Я же приказала убираться вон!
- С вашего позволения. - Рита покинула комнату Розаны.
Старая негритянка шла по коридору, там-то она и услышала разговор Ораны и Гуту.
- Ой, беда какая!!! - От ужаса колдунья прикрыла рот рукой, чтоб не закричать...

В следущей серии

- Кто, здесь? - спросила Нана.
Антенор вышел из своего "укрытия".
- Не бойся, Нана, это я, - сказал Антенор.
- Что вам нужно, надсмотрщик? - холодно спросила мулатка.
****************************************
- Дон Антенор! Антенор, беда. - Рита ворвалась в комнату капитана.
Антенор никогда не видел Риту такой взволнованной, капитан поднялся с кровати.
- Что ещё случилось, Рита? - Мужчина налил старухе воды.
Немного успокоившись, Рита стала подбирать слова.
- Господин... - Колдунья боялась реакции Антенора. - Он... хочет… убить... Ноку и Адама…

+2

11

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 9

- Дон Антенор! Антенор, беда. - Рита ворвалась в комнату капитана.
Антенор никогда не видел Риту такой взволнованной, капитан поднялся с кровати.
- Что ещё случилось, Рита? - Мужчина налил старухе воды.
Немного успокоившись, Рита стала подбирать слова.
- Господин... - Колдунья боялась реакции Антенора. - Он... хочет… убить... Ноку и Адама…
- Что ты сейчас сказала? - Капитану было над чем подумать. - Он хочет убить родителей Наны?
- Да, дон Антенор, я вас умоляю, не сиротите детей...
Капитану хотелось убить Гумерсинду, но он с трудом сдержал себя.
- Иди, Рита, ложись спать. - Антенор уже обдумывал план, как помочь Нане и её родителям...

http://www2.uol.com.br/tododia/ano2005/junho/260605/img/fotos/26tv3a.jpg
Антенор

И вот наступил день встречи Наны и Гумерсинду. Рабыня и господин ждали встречи, только каждый из них по-своему: господин надеялся, что непокорная рабыня наконец уступит своему господину, ну а рабыня со страхом ожидала вечера. Нана жила надеждой, что её господин забыл о строптивой невольнице. Однако всё эти надежды были напрасны: Орана уже приводил первую часть своего плана в жизнь, а именно велел позвать управляющего, после чего сел за стол. Он наскоро написал письмо Марии, Гумерсинду в этом письме приказывал жене вернуться в Эсперансу.
Антенор постучал в дверь хозяйского кабинета. Капитан мысленно приказал себе сдержаться. Не дожидаясь ответа, управляющий сам вошел в кабинет. Орана по-прежнему сидел за столом, он свернул листок и положил его в конверт. Плантатор вышел из-за стола и протянул конверт Антенору.
- Антенор, поезжай в Сан-Паулу. - Гумерсинду вынул из комода мешочек. - Это на дорогу. Отдашь этот конверт Марии дель Сокору и дождись мою жену: привезешь её на фазенду.
Управляющий едва не задохнулся от злобы.
"Что, жирная су..а, с фазенды убрать меня хочешь? - подумал Антенор. - Ну да ладно... Ещё посмотрим, кто кого!"
Капитан выдавил из себя улыбку.
- Как прикажете, патрон. - Капитан снял шляпу. - Только позвольте взять с собой Бенту.
- Бери, кого хочешь. - Орана был готов на всё, лишь бы убрать Антенора с фазенды. - Отправляйся через час!
- Да, сеньор. - Управляющий удалился.
- Поезжай-поезжай, - усмехнулся Орана, когда Антенор ушел. - Вернешься, когда Нана будет моей или станет сиротой...

Антенор не мог уехать, не повидав Нану. Капитана мучило нехорошее предчувствие: что-то произойдет. Как не допустить беды? У Антенора был четкий план, но что если Орана всё переиграет? Или он, Антенор, не успеет? На карту были поставлены две жизни, а то, может, и три? Управляющий отлично понимал, что рассказать Нане об интригах Гумерсинду означало добровольно отдать её хозяину или толкнуть её на смерть. Второе верней, чем первое: мулатка скорее умрёт, чем согласится лечь с этим выродком! Он отлично знал Орану, если Наны не станет, то ему незачем будет убивать её родителей. А вот капитан тогда уж точно прирежет эту мразь! Но нужно избежать крови, любой ценой! Антенор решил идти на огромный риск…
Нана была на плантации. Капитан нашел её не сразу, потому что плантация простиралась более чем на сто акров. Мулатка обпалывала деревья на солнцепеке. Управляющий долго не решался подойти, он наблюдал за ней из-за дерева. Нана выпрямилась, она хотела сделать небольшой перерыв и стала смотреть по сторонам, нет ли рядом кого из надсмотрщиков. Мулатка заметила, что за ней наблюдают.
- Кто, здесь? - спросила Нана.
Антенор вышел из своего "укрытия".
- Не бойся, Нана, это я, - сказал Антенор.
- Что вам нужно, надсмотрщик? - холодно спросила мулатка.
Опять это "вы"; капитан хотел было высказать всё, что он думает об этом самом "вы", но тут Нана обняла его.
- Я больше не сержусь, - улыбнулась девушка.
Управляющий крепко прижал к себе мулатку и тихо прошептал.
- Я люблю тебя. - Антенор поцеловал Нану.
- А я тебя, - засмеялась она в ответ.

http://s5.uploads.ru/fYoPG.png
Нана

Капитан взял девушку за руку, и они уселись под деревом.
- Мне придется ехать в Сан- Паулу. - При этих словах глаза Антенора налились кровью. - Ненавижу его!
Мулатку напугал взгляд и слова капитана.
- Нельзя так. - Нана хотелось уберечь любимого от опасных мыслей. - Это грех большой, ты ведь сам говорил, что ты не убийца.
- Грех? - взорвался капитан - А не грех ли хотеть сжечь двух стариков?
- Антенор, о чём ты говоришь? - насторожилась Нана.
- Ни о чём. - Управляющий понял, что проворился. - Я оговорился… прости... я хотел сказать... вот чёрт, уже и сам забыл, - вывернулся Антенор.
- Что ты скрываешь от меня? - Мулатка посмотрела на Антенора с недоверием.
- Ничего! - зло сказал капитан и встал. - Мне пора ехать…
- Антенор, подожди, - девушка бросила в след мужчине.
Но капитан не остановился...

+1

12

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия №10

Анжелика наспех причесывалась, визит Мартину был неожиданностью для неё. Девушке не хотелось, чтобы жених видел её неопрятной. Она должна прийти в гостиную нарядной, красивой. Сеньорита посмотрела в зеркало: ну что ж, неплохо, теперь можно и людям показаться.
Придя в гостиную, Анжелика увидела отца и сестру. Девушка вежливо поздоровалась и села на канопе*.
- А как дела в столице провинции, любезный Мартину? - спросил Гумерсинду у будущего зятя.
- Да потихоньку. - Мартину отхлебнул горячего кофе. - Всё, говорят, что рабство скоро будет отменено.

http://s4.uploads.ru/BzsS0.png
Гумерсиндо

- Ну, это только слухи, - возразил Орана. - Рабство будет ещё при наших правнуках. Эти вонючие черномазые не заслуживают свободы! А эти ничтожества, аболиционисты, просто позор нации.
- Дон Гумерсинду, я так не считаю. - Мартину поднялся с кресла. - Моё мнение полностью противоположно вашему, скажу больше – я убеждённый аболиционист!
- Аболиционист?! - с издёвкой произнёс плантатор. - Убирайтесь прочь из моего дома!!!
- Рара, - воскликнула Анжелика; каким-то чувством она поняла, что отец может рассорить её с любимым человеком. - Я умоляю вас, сеньор Мартину - мой жених...
- Хорошо, что ты напомнила дочь. - Гумерсинду позвонил в колокольчик и, увидев слугу, произнёс. - Вышвырните его вон из Эсперансы!
Орана отдал распоряжение слуге, а затем обратился к Мартину:
- Забудьте дорогу в этот дом. Помолка расторгнута...

Темнело. На вокзале людей было не много. Поезд Корте-Сан-Паулу подадут лишь в полдвенадцатого, а сейчас только половина десятого. Ещё два с половиной часа. Антенор уже купил билеты, второй отдал Бенту.
- Бери. - Капитан протянул негру билет. - Поезд будет в одиннадцать тридцать, его объявят.
Антенор достал конверт и тоже отдал его Бенту:
- Передашь письмо доне Марии.
- А вы? - удивлённо спросил раб.
- А я вернусь на фазенду, - пояснил управляющий. - Только тайком от хозяина.
- А почему? - Бенту не мог понять происходящего.
- Это, черномазый, тебя не касается, - утолил любопытство негра Антенор.
- Да, сеньор.
- А теперь, - капитан кивнул в сторону кирпичного здания, - иди в зал ожидания.
Бенту поплёлся к зданию, а управляющий сел на лошадь и умчался в направлении Эсперансы...

Нана стояла перед своим господином, Орана и Нана находились в каза гранде, в комнате для гостей. Эта комната была в правом крыле господского дома и далеко от спален дочерей Гумерсинду. Это обстоятельство позволяло Оране привести сюда Нану.

http://s5.uploads.ru/fYoPG.png
Нана

Нана стояла возле двери, а её господин лежал на кровати. Он смотрел на мулатку похотливым недобрым взглядом. Под этим взглядом девушка невольно сжалась, ей хотелось выбежать из комнаты, обнять мать и наплакаться вволю. Но сбежать нельзя! Ей этого не позволят, её господин не отпустит её, он над ней не сжалится. Но она не уступит ему, уж лучше смерть, чем лечь рядом с этим зверем!
- Раздевайся, - прервал её мысли Гумерсинду.
Нана стояла точно каменная, она выдавила из себя:
- Я не буду,.. я не хочу.
По лицу мулатки скатись две слезинки.
- Я сказал: раздевайся, - повторил свой приказ Орана.
- Нет, - твёрдо ответила девушка.
- Ну, что ж. - Толстяк встал с кровати. - Ты сама решила свою судьбу.
Орана прошел к двери и открыл её.
- Гуту, Гуту! - прокричал он.
Надсмотрщик ждал в малой гостиной, так они условились с Гумерсинду. Так что Гуту явился быстро. Плантатор отдал приказ без промедления:
- Тащи эту черномазую в сарай и привяжи к столбу.
Гуту схватил Нану и потащил её к чёрному входу...

+1

13

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 11

    Анжелике было не до сна. Ей не давали уснуть тревожные мысли: девушка хорошо знала отца, теперь её свадьба с Мартину невозможна. Как быть? Она любит Мартину, идти против воли отца? На такое девушка не могла решиться. Как известно, утро вечера мудренее, надо постараться заснуть, а утром, может, что-то глядишь да изменится.
Девушка быстро разделась, задула лампу и забралась под одеяло. Анжелика проворочалась минут с девять, как почувствовала, что она не одна в комнате. И точно, спустя секунду возле окна показалась фигура мужчины. Юная сеньорита вглядывалась в профиль мужчины, она без сомнения уже где-то видела его, можно сказать и больше того, Анжелика хорошо знает этого "гостя", или он на кого-то сильно похож. Вот только на кого? Девушке было неуютно рядом с ним в темноте, и сеньорита потянулась к лампе, и тут мужчина заговорил.
- Сеньорита, если вам так будет спокойнее, засветите лампу. - Мужчина сделал шаг в сторону кровати. - Не бойтесь меня, я не причиню вам зла. А свет вы можете зажечь, потому что моё лицо скрыто платком.
Фитиль загорелся, и Анжелика смогла рассмотреть визитёра: у него сильные руки, широкие плечи и высокий рост, девушка в начале приняла его Мартину, но её жених был немного ниже незнакомца. Что-то в мужчине встревожило Анжелику.
- Кто вы и зачем вы здесь? - требовательным тоном произнесла девушка.
- Это я напал на вашего отца в роще.
, - Вы?! - Анжелика испугалась.

http://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg
Анжелика

- Если вы, сеньорита, хотите спасти жизнь этому ублюдку. - Незнакомец извлёк три чистых листа. - Я надеюсь, перо у вас есть. И не вздумайте закричать. Если сюда придёт ваш отец, то, клянусь, я убью его…
- Хорошо, - девушка поняла: сейчас надо узнать, что нужно этому человеку.
- От вас требуется составить три вольные.
- Вольные? - переспросила ничего не понимающая Анжелика. - Зачем? Для кого?
- Для Ноки, Адама и Наны.
Анжелика кивнула и торопливо составила вольные, а потом передала их мужчине, после чего он исчез...

Кнут со свистом врезался в тело Наны. Её спина была залита кровью, сосчитать шрамы было невозможно. А Орана как всегда курил сигару, плантатор ухмылялся, глядя на страдания несчастной девушки. Ну теперь-то она поймёт, что значит противиться воле своего господина, а завтра на рассвете она осиротеет! А потом он, Гумерсинду Альба ди Орана, возьмет её силой! Но эта дрянь не кричит и не просит пощады! Ничего-ничего, завтра закричит, когда увидит своих родителей на костре.
Орана наслаждался муками Наны и даже не подозревал, что за сараем, у дерева, обливаясь кровавыми слезами, стоит... Антенор. Ему многого стоило сдержать себя, и не войти в пристройку, и не изрезать Орану, и задушить Гуту. Удары кнута хорошо были слышны здесь, капитан насчитал их двадцать семь. Управляющий достал из сапога нож и со всей силой ладонью стиснул лезвие. Нож сделал своё дело, ладонь Антенора в крови, и, как хотел капитан, в руке ощущалась боль, но и эта боль не могла заглушить боль душевную.

http://www.otempo.com.br/polopoly_fs/3.316112.1367237086!image/image.jpg_gen/derivatives/main-single-vertical-img-article-fit_300/image.jpg
Антенор

- Убью су…у, - шептал в бессильной злобе Антенор. - Мразь, тебе не жить… Су...а.
Как только Орана и Гуту вышли из сарая, капитан тут же незаметно пробрался туда. При виде истерзанной любимой мужчину вновь охватила ярость, управляющий сдержал себя. Он отвязал Нану, у которой были силы просить его не делать этого.
- Тише, тише. - Антенор осторожно положил девушку на сено на бок. - Потерпи, милая. Я скоро.
Антенор исчез минуты на три, а, когда вернулся, принёс тёплую воду. Вместо полотенца он снял с себя рубаху и перерезал её на куски. Намочив тряпку, он осторожно промыл раны Наны. А потом снова исчез.
Капитан прокрался в каза гранде, а когда оказался на улице, то на нём была чистая рубашка, а в руках он держал хозяйский пистолет...

Рабы перешёптывались, всё смотрели в сторону штрафного столба, где были привязаны Нока и Адам. Нока плакала навзрыд, через двадцать минут Гуту подожжёт солому и они с Адамом умрут в страшных муках, а их ненаглядную девочку изнасилует изверг, убийца её родителей. А вот и он с Наной, девочка плачет, просит его пощадить её мать и отца.
- Умоляю вас, господин, пощадите их. - Мулатка упала на колени перед своим мучителем. - Я сделаю всё, что скажете, только не убивайте моих родителей.
- Поздно, смотри, как они сдохнут, - прошептал Орана в ответ на её мольбы.
Гумерсинду наслаждался муками несчастной девушки, но ему и в голову не могло прийти, что позади него стоит мужчина в платке и целится в него.
- Прикажи отвязать их, иначе я вышибу тебе мозги, - прокричал мужчина...
Гумерсинду обернулся. Опять он! Что ему надо? Да кто он, чёрт побери?!! Сколько раз он, Орана, приказывал капитану выследить этого дьявола в платке. Он точно из преисподнии явился, раз Антенору не удаётся его схватить! Что-то здесь не так, от управляющего ни один негр не смог уйти, а тут его кто-то водит за нос, для любого лесного капитана это как личное оскорбление, а Антенору, похоже, на это наплевать, он только думает о вшивой черномазой и знает же, пес, что Нана приглянулась его хозяину. Ну он-то получит за это, узнает, как вставать на пути Гумерсинду Альба ди Орана! А вот как быть с этим в платке? Этот дьявол смотрит на него, Орану, с открытой злобой, и от неё у Гумерсинду мурашки по коже бегают.
Плантатор от испуга отпустил мулатку, Нана хотела побежать к родителям, но, сделав несколько шагов, упала. Боль сковала всё тело, девушка застонала и скорчилась от боли, но боль была настолько велика, что мулатка не выдержала её и потеряла сознание. Мужчина в платке, видевший её страдания, сделал над собой усилие, чтобы не побежать к Нане, его душила ненависть, как не дать ей волю, он не знал, наконец он не выдержал.
- Орана, какая же ты тварь. - Он быстро прицелился в руку плантатора. - Получи! - Мужчина произвёл выстрел.
Пуля попала точно в цель, Гумерсинду рукой зажал простреленную руку.
- Ты хоть знаешь, кто я? - Плантатор сделал шаг и схватил Нану за волосы. - Видишь её? Она пошла против моей воли и теперь лишится родителей. И тебе не сносить головы! Антенор, лесной капитан, тебя выследит и...
- Выследит? - не дал договорить Оране незнакомец. Мужчина рассмеялся. - И ты думаешь, он поймает? Я в этом не уверен. - Он ловким движением кинул Гумерсинду папку.
Плантатор наклонился, превозмогая боль, и поднял её.
- Что, это? - спросил он мужчину.
- Вольные, - ответил тот, бросая перо и чернила. - Подпиши, иначе умрешь.
Орана прочел бумаги, первым его желанием было разорвать их на куски, мужчина в платке прочитал это в его глазах.
- Порвешь, пристрелю, - веско произнёс он.
Гумерсинду задумался: как ему поступить? Даже в мыслях он не допускал освободить кого-то из своих рабов, а уж тем более Нану! Нельзя идти на поводу у этого бандита, можно попробовать потянуть время, а там, может, что и придёт на ум.
- Погоди, я должен подумать. - Орана сделал вид что задумался.
Однако мужчину это только разозлило.
- Не о чем тут думать, подписывай, и я забуду о твоём существовании. - Мужчина ещё сильнее сжал пистолет.
Это обстоятельство заставило Орану изменить решение.
- Хорошо. - Плантатор осознал, что другого выхода у него нет, обмакнул перо в чернила и стал подписывать бумаги. - Ну что, доволен?
- Да, теперь я вас не трону обещаю. - Под платком губы улыбнулись.
Гумерсинду подписал последнюю бумагу, мысленно говоря себе: "Он не войну выиграл, а битву!" Плантатор кинул папку под ноги мужчине и тот с ловкостью поднял её.
- Обернитесь, сеньор, пришла ваша дочь, - вежливо сказал мужчина в платке.
Орана насторожился, что тут делать сеньорите, он повернулся, чтобы посмотреть, кто из двух здесь, однако ни Анжелики, ни Розаны не увидел.
- И где же моя дочь? - спросил он, поворачиваясь к мужчине, но там его уже не было. - Чёрт, этот дьявол меня опять провёл!..

Всадник гнал коня не жалея. Этот всадник и был тем самый мужчиной в платке. Правда оказавшись за пределами Эсперансы, он снял платок. Мужчина засмеялся, если бы почтенный сеньор Альба ди Орана увидел его сейчас, то он бы понял, почему его управляющий, лесной капитан, так и не смог поймать загадочного дьявола в платке. Теперь-то он никогда не узнает, кто тот самый мужчина в платке!
А мужчине предстояло ещё заверить вольные у нотариуса, только после этого рабы станут по-настоящему свободными людьми. Он уже представлял, как Нана и родители будут держать вольные в руках, это будет их первым днём, новой счастливой жизни. В этой жизни не будет места рабству и тем более их господину, а слово "бывший" произносить ещё рано.
- Я смог, у меня получилось, - радостно закричал мужчина.
Правду люди говорят – счастливый человек не замечает опасность на своём пути. Вот и всадник был таков: он радовался своей удаче и не заметил кобру, выползающую на дорогу, а заметил, когда было уже поздно: лошадь уже испугалась и встала на дыбы. Мужчина попытался удержать её, но не смог, конь сбросил седока. После чего животное умчалось прочь...

В слудущей серии

- Гуту, возьми четырёх человек, только чтоб покрепче были, и ждите меня у крыльца с экипажем.
- Да, патрон. - Гуту отправился выполнять приказ хозяина.
Орана же, оставшись наедине с Наной, не устоял пред искушением:
- Какая же ты сладенькая. - Плантатор приблизился к прикованной к столбу девушке.
************************************
- Добрый день, сеньор, что вам угодно? - вежливо произнес он.
- Мне бы нотариуса, - ответил визитёр.
- Подождите здесь, я о вас должен доложить

Отредактировано Luana (Пн, 30 Сен 2013 21:10:44)

+2

14

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 12

    Если бы мужчина в платке узнал, если б почувствовал, что происходило после его отъезда в Эсперансе, то он бы немедленно вернулся туда. А происходили следующие события: Нана открыла глаза, Нока и Адам были по-прежнему привязаны к столбу, они видели и хорошо слышали разговор их господина и мужчины в платке. Но радости у них особой не было, хоть Гумерсинду под давлением незнакомца подписал вольные, но, увы, это не могло помешать господину совершить их казнь.
Орана думал точно так же, как и родители Наны, он пошел в каза гранде и перевязал простреленную руку. Слава Богу, пуля прошла на вылет и не задела кость. После чего Орана велел дочерям не выходить из дому, а сам вернулся к штрафному столбу. Гуту был уже здесь, с зажженным факелом. Он ожидал приказа хозяина. Гумерсинду заметил, что Нана пришла в себя, и подошел к девушке.
- Ну что, оклемалась? - с издёвкой спросил он. Орана схватил мулатку за волосы и повернул к себе. - Отлично, ты увидишь представление. Гуту, поджигай.
Гуту пошел к столбу. Нана увидела надсмотрщика рядом с родителями, девушка была больше не в силах смотреть на происходящее, она закричала.
- Мама, папа, НЕТ, ПОЖАЛУЙСТА!!! - Слёзы ручьём побежали по её щекам. - Пожалуйста, господин, отпустите их.
- Гуту, - прокричал плантатор, Орана был неумолим к беде своей рабыни.
Гуту поднёс факел к соломе и через мгновение она загорелась...

Гуту втащил рыдающую девушку в пристройку. Нана билась в рыданиях, даже сейчас ей слышались предсмертные крики матери. Адам держался мужественно, несмотря на адские муки, он не проронил ни слова. Нока же не выдержала мучений, крики несчастной перевернули всё в душе Гуту. Прежде он никогда не задумывался о том, что испытывают рабы, а сейчас он готов был разорвать Орану на мелкие кусочки. Но это оказалось минутной слабостью, не более. Через пять минут он опять был готов выполнять приказы патрона.

http://www.tercerarevelacion.org/Imagenes/Fotos/Chico_xavier_o_filme/Angelo_Antonio.jpg
Гуту

Орана приказал надсмотрщику заковать девушку в кандалы. Гуту беспрекословно подчинился, плантатор улыбнулся, Наной он займется вечером. А сейчас надо ехать в Корте к нотариусу: узнать, кто регистрировал вольные, а если повезёт и вольные ещё не регистрировали, то можно устроить засаду и поймать мужчину в платке с поличным. На это он рассчитывал, когда подписал вольные. Нужно взять с собой человек пять, этот дьявол ловкая каналья, но сегодня не его день. Сегодняшний день принадлежит ему, Гумерсинду Альба ди Орана, и он наконец схватит проклятого мужчину в платке!
А Гуту тем временем уже заковал Нану и ждал дальнейших распоряжений. Орана наконец-то заметил, что его приказание выполнено. Вот славно! Теперь можно и даже нужно ехать в Корте. Гумерсинду обратился к надсмотрщику:
- Гуту, возьми четырёх человек, только чтоб покрепче были, и ждите меня у крыльца с экипажем.
- Да, патрон. - Гуту отправился выполнять приказ хозяина.
Орана же, оставшись наедине с Наной, не устоял пред искушением:
- Какая же ты сладенькая. - Плантатор приблизился к прикованной к столбу девушке.
Толстяк погладил Нану по волосам, а его похотливый взгляд остановился на груди мулатки. Гумерсинду в одно мгновение разорвал полотняную кофточку Наны и с вожделением смотрел на кожу шоколадного оттенка. Гумерсинду сжал руками груди, Нана в эту минуту задохнулась от отвращения.
- Отпустите меня, - взмолилась мулатка. - Лучше сожгите меня живьём, как моих родителей.
- Ну что ты, ягненочек. - Толстяк прижался к ней и продолжил терзать груди девушки. - Это я сделаю попозже, когда ты родишь мне сына, а сейчас я буду тебя ласкать. - Орана приблизил лицо, чтоб поцеловать мулатку.
Нана, заметив это, собралась с силами и плюнула мучителю прямо в лицо.
- Ненавижу вас, ненавижу! - Мулатка произнесла эти слова со всем пылом души. - Вы отняли у меня родителей, хотите взять меня, зная, что я вас презираю!
- А, так ты любить не способна? - ухмыльнулся Гумерсинду, вытирая лицо платком. - Ну, у меня ты научишься этому, - засмеялся он.
- Я умею любить и люблю человека, которого вы и мизинца не стоите! - с открытым вызовом бросила ему Нана.
- Не стою? - передразнил её Орана. – Я, потомок древнего рода, не стою безродного лесного капитана? - Он подошел к стене и снял кнут, переминая его руками, вернулся к мулатке. - Наглядеться на него не можешь? Су…а! - Он со всей силой замахнулся кнутом и ударил её по лицу.
Удар Ораны был не только болезненным, но худшим было то, что кнут попал по глазам девушки. Красивое лицо Наны залилось кровью. Мулатка замотала головой.
- Я ничего не вижу, - прошептала несчастная.
Только после её слов до плантатора дошло, что он ослепил девушку, но это ничуть не огорчило его.
- Тебе не повезло. - Он отбросил кнут. - Мне пора, до вечера...

Рита и горничная Анжелики, Суна, сидели на кухне. Негритянки были грустны: весть о смерти Ноки и Адама облетела всю фазенду. Рабы не могли скрыть ужаса, это была чудовищная смерть.
Вот и прислуга каза гранде не могла не говорить о покойных: многие из слуг даже и не знали, чем провинились несчастные старики перед господином, раз господин отдал такой приказ.
Среди таких была и Суна, уж она-то не какая-то негритянка с плантации, она мукама большого дома и к тому же личная горничная младшей дочери господина, а не знает таких новостей! А не знала она потому, что как только стала работать в господском доме, посчитала ниже своего достоинства появляться в сензале. Как она, в своём ситцевом накрахмаленном платье, может пойти в вонючий барак! Ну а старая Рита не одобряла высокомерие молодой рабыни, колдунья не раз пыталась вразумить гордячку.
- Ты такая же негритянка, как те, что гнут спину на плантации, - выговаривала ей Рита.
А в ответ только слышала:
- Да что мне со всяким отребьем водиться, я служанка ниньи Анжелики.
И говорила это с таким пренебрежением, будто была белой сеньоритой. Вот и сейчас, говоря с колдуньей, молодая показывала ей своё пренебрежение.
- Рита, тебе ведь известно, за что дон Гумерсинду сжег их, а дочку ихнюю за что ослепил? - сказала Суна, высыпая фасоль из чашки.
- Ослепил? - приподнялась со стула колдунья. - Вот про это я ещё не знала. А ты-то откуда услышала? Небось, опять сплетня?
- Ничего не сплетня, - возмутилась мукама. - Я лично слышала, как господин говорил с Гуту-надсмотрщиком: он ударил эту черномазую кнутом по лицу.
- Черномазую? - разозлилась Рита. - А ты у нас белая? Нана куда подостойней тебя будет. Ей, бедной, и так досталось: и родителей лишилась, господин её домогается, да ещё и боится за Ан... - Колдунья замолчала. Господи, чуть не проговорилась. Старуха знала Суну лучше других: она любит поболтать по чём зря - Иди, девка, займись делами.
- Ну нет, Ритинья. - Мукама решила узнать о Нане всё. У Суны был корыстный интерес, негритянка уже давно мечтала забраться в хозяйскую постель. – А ну-ка, выкладывай, что знаешь, старуха!
Рита нахмурилась, ох и не нравится ей эта Суна. Колдунья не раз жаловалась госпоже Марии на неё, но у дель Сокору доброе сердце, она не слышала предостережений Риты. Так что колдунье приходилось терпеть наглую, а про хозяина старуха давно подозревала. И ведь не отвяжется, змея, пока не добьется своего. Придётся рассказать немножко:
- Уболтала, слушай. Наш господин сел играть в карты с молодым сеньором, хозяином Наны. Тот сеньор поставил на кон свою рабыню и проиграл, господин приказал дону Антенору привезти её. Как только Нана приехала на фазенду, он позвал её к себе. Но она не легла с ним. Тогда сеньор отправил её на плантацию на три месяца с условием, что, если она снова ему откажет, он превратит её жизнь в ад. И через три месяца Нана дала господину от ворот поворот. За это он и сжег её родителей и по твоим словам ослепил её...
- О, Господи! - воскликнула стоящая в дверях Анжелика. Она едва не лишилась чувств. Девушка была потрясена жестокостью отца. - Рита, немедленно нагрей воды и приготовь полотенца.
- А зачем? - удивилась приказу негритянка.
- Я пойду и промою её раны, - горячо произнесла сеньорита.
- Но вашему отцу это не понравится…
- Отца сейчас нет дома. Делай, что я сказала. - Анжелика была настроена весьма решительно...

Анжелика и Паулу остановились возле постройки. Девушка не решалась войти туда. Нет, она не боялась Гумерсинду, а боялась увидеть его жестокость, его низменную сторону. Юной сеньорите захотелось убежать отсюда, забраться под одеяло и нареветься вволю. Однако Анжелика подавила свой страх, мысленно приказала себе идти в постройку. Жестом велела Паулу следовать за ней. Раб поплёлся сзади девушки.
Когда они вошли в помещение, сразу же их взгляды обратились к Нане. Она всё также была привязана к столбу. Услышав шаги, мулатка еле слышно проговорила:
- Кто здесь?

[img]http://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg[/img]
Анжелика

Анжелика собрала волю в кулак и подошла к несчастной. Взору девушки, открылась ужасная картина: у мулатки был измученный вид, она с трудом дышала, а её глаза кровоточили. У Анжелики едва не разорвалось сердце при виде мучений негритянки. Ей стоило большого мужества остаться здесь. Она повернусь к Паулу.
- Отвяжи её, - еле выговорила она.
- Сеньорита, я не могу этого сделать, господину это не понравится, - ответил ей раб.
- Я тебе приказываю, - прикрикнула на негра девушка и спокойно добавила, - с отцом я буду говорить сама.
Паулу нехотя подошел к столбу и отвязал Нану. Он положил её на сено в углу. Анжелика закатала рукава и стала промывать глаза девушки. Сеньорита снова обратилась к рабу:
- Поезжай за доктором Гутьересом.
Раб поклонился и ушел...

Мужчина спрыгнул с повозки. Он протянул несколько монет кучеру, но тот вежливо отказался. Мужчине осталось лишь только снять шляпу в знак благодарности. На том они и распрощались.
Оставшись один, мужчина повязал на лицо платок. Тяжело вздохнув, направился к конторе нотариуса. Контора представляла собой небольшой флигель с маленьким двориком.
Мужчина открыл калитку и пошел к флигелю. Он подошёл к двери и постучался. Через несколько минут дверь открылась и в её проёме показался секретарь.
- Добрый день, сеньор, что вам угодно? - вежливо произнес он.
- Мне бы нотариуса, - ответил визитёр.
- Подождите здесь, я о вас должен доложить.
Мужчина в платке кивнул, а секретарь скрылся за дверью. Через минуту дверь снова открылась:
- Идёмте, сеньор.
Мужчины прошли в кабинет. Кабинет был простой: широкий письменный стол, в углу кабинета стоял сейф. Позади стола стояло огромное кресло. Однако нотариус сидел напротив окна, а не у двери. Мужчину в платке это насторожило, но виду он подавать не стал. Мужчина бросил взгляд на секретаря, и тот смутился.
- Так, какое у вас дело? - спросил секретарь, не выдавая волнения.
- Мне нужно зарегистрировать три вольные. - Мужчина в платке подал секретарю бумаги.
Секретарь передал документы человеку в кресле. Вскоре послышался хруст бумаги, мужчина в платке догадался, что нотариус разорвал вольные.
- Да как вы посмели! - возмутился он поступком нотариуса. - Ты за это ответишь!
- Отвечу непременно! - рассмеялся человек в кресле.
А мужчина в платке тотчас узнал "нотариуса":
- Орана!
Мужчина потянулся рукой к пистолету, но было уже поздно:
- Не дёргайся, - веско произнёс за его спиной Гуту.

0

15

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия  № 13

    Мужчина почувствовал, как в его спину уперся револьвер. Его охватил ужас: неужели это конец и он проиграл? Нет! Только не это! Нельзя сдаваться, нельзя. Но он ощутил, как надсмотрщик достаёт из его пояса пистолет. Теперь уж точно всё кончено! Мужчине захотелось кинуться к Гумерсинду и впиться зубами в его горло. Пусть это будет стоить ему жизни, но он убьёт Орану! Тогда та, которая ему, мужчине в платке, дороже жизни наконец обретёт покой или он сам умрёт и не увидит страданий своей ненаглядной ласточки. Не увидит, как её насилует эта жирная, толстая мразь. Не услышит, как его любимая девочка зовёт на помощь.
Вот только проклятый Гуту стоит у него за спиной и тычет в него револьвером. Ум-м-м, су...и! И вдруг он почувствовал сильную боль в позвоночнике: "Это Гуту, верно, ударил меня рукояткой пистолета", - догадался мужчина.
Мужчина был прав, надсмотрщик ударил его. Этот удар был неожиданностью для мужчины в платке, и от неё он упал на письменный стол, а не от боли. На это и рассчитывал надсмотрщик. Гуту незамедлительно связал мужчину.
"Вот и всё", - подумал мужчина.
А надсмотрщик протянул руки к голове пленника, чтобы развязать платок, но Орана его остановил.
- Нет, Гуту, я сам это сделаю на фазенде. Тащи его в телегу, - распорядился плантатор.
Надсмотрщик схватил мужчину и поволок его к выходу. Мужчина в платке даже не пытался оказать сопротивление...

Анжелика снова и снова промывала глаза мулатки. Только девушка оботрёт их, а они опять заливаются кровью. Когда сеньорита вытерла лицо Наны в первый раз, то заметила, что шрам находится на висках, а это означало, что кнут попал по лбу и бровям, а не по самим глазам. Но кровь лилась по глазам беспрестанно, и это было сродни тому, если бы кнут прошелся по самим глазам. То и другое означало одно - слепота. И Анжелика хорошо понимала это и не переставала мысленно просить Господа о снисхождении для бедной рабыни.

http://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg
Анжелика

Девушка то и дело посматривала на дверь, не идёт ли Паулу с врачом? Сеньорите было невдомёк, что раб не покидал приделы фазенды, боясь гнева своего господина. Анжелика всё ждала и ждала: один час идёт – никого нет, второй – и тоже никого. Барышня уж совсем отчаялась, когда до её слуха долетели слова Паулу.
- Господин, она здесь, с Наной, - бурчал раб.
Заслышав звуки шагов, Анжелика кинула полотенце в таз и побежала к Паулу. "Ну, наконец-то!" - подумала она. И вот в дверях показалась фигура Паулу. Следом за рабом вошли двое работников фазенды. Они втащили мужчину в платке, заковали его в кандалы. Сеньориту удивило то, что мужчина не сопротивлялся, а вот когда минуту спустя вошёл Гумерсинду, она не удивилась. Орана окинул дочь жестоким взглядом, от него у Анжелики всё душа затрепетала. Она еле разобрала слова отца.
- Как ты посмела войти сюда? - с оттенком жестокости в голосе сказал он. - И ты обтирала эту черномазую? Прикасалась к ней? Отвечать! - Орана схватил дочь и стал со всей силой трясти девушку. - Да как тебе в голову пришло явиться сюда?
- ВЫ, господин, самое настоящее исчадие ада! - Сеньорита попыталась вырваться из железных объятий отца, но плантатор не позволил ей этого. Анжелика не собиралась сдаваться. - Ваша жестокость не знает границ, по мне, уж лучше быть обыкновенной рабыней, чем вашей дочерью, сеньор!
Гумерсинду выпустил дочь из рук. Но слова девушки привели плантатора в гнев.
- Ты предпочитаешь быть рабыней? - Орана не сводил глаз с дочери. – Что ж, я покажу тебе, как это. Гуту! - Он кликнул надсмотрщика. - Отведи её в сензал.
Гуту подошел к Анжелике:
- Патрон, вы уверены? - произнёс растеряно дед.

http://s4.uploads.ru/BzsS0.png
Гумерсиндо

- Абсолютно. А завтра возьмешь её на плантацию.
- Как прикажете хозяин. - Гуту взял Анжелику за руку. - Идёмте, сеньорита.
Орана проводил их взглядом. Кода они ушли, Гумерсинду подошел к мужчине в платке.
- Ты, оказывается, ещё хуже, чем я думал - сказал он Оране.
Но толстяк ничего говорить не стал, а просто развязал платок на лице мужчины.
- Так это ты?! - удивлённо произнёс Гумерсинду

В следующей серии

- Ну и что ты сделаешь со мной? Убьешь? Отправишь на каторгу?
До плантатора долетели слова управляющего, и он бросил косой взгляд на слугу.
- Ни то и ни другое. - Плантатор снял пиджак и подошел к лежащей на сене Нане. - Тебя ждёт участь похуже.
**********************************************
- Теперь я знаю, кто он…
- О ком вы, сеньорита? - не понял её Жустинью.
- О мужчине в платке…

+2

16

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 14

До чего душны ночи в августе! Эта духота остро чувствуется здесь, в сензале, среди двух тысяч негров. Двери сензала закрыты на пудовый замок. Свежий воздух проходит сюда лишь через небольшое окошко в стене да через дверные щели. Но окно пробито высоко, даже если сесть под ним, никакого особого облегчения это не придаст. Не лучше и у двери: те малюсенькие щелки, что есть в двери, едва пропускают прохладу.
Обитатели сензала покрываются потом. Старые и молодые негры стараются ложиться, не касаясь друг друга. У некоторых счастливчиков имеются фляги с водой, но таких единицы. Они запаслись водой днём на плантации, когда был обед и надсмотрщики приносили воду. Но им самим едва её хватает, а уж поделиться с другими неграми – речи быть не может. Рабы даже тюфяки свои побросали и улеглись на пол. Так поступили даже старики. С них не убудет, десятки лет работы на плантации сделали их неприхотливыми. Многие представители старшего поколения сейчас видели десятый сон. Ну а молодые завистливо посматривали на спящих старожилов. Молодняк ёрзал по полу в попытке уснуть и ругался меж собой, если кто к кому прикасался.
Но были и те, кто даже не старался заснуть: им мешала не жара, а то, что произошло утром. А именно смерть Ноки и Адама. Они возмущались жестокостью Ораны и боялись, что их может постигнуть та же участь. Кое-кто из молодых присутствовал при разговоре, и помыслы этих негров были не мирные.
- Я не родился рабом, - сказал решительно Оливиу. - Мою семью убили, когда мне было семь, а меня продали с аукциона, и с этого дня я проклинаю белых дьяволов. И мне небезразлична судьба Адама и его жены. Долго я здесь торчать не сбираюсь!
- Думай, что мелешь, метла! - одёрнул его старый Жустинью.
- Иди, старик, жалуйся своему дружку, лесному капитану. - Молодой раб нахмурился и посмотрел на дверь сензала, однако, услышав шорохи за ней, продолжать разговор не стал.
До ушей негров донёсся звук падающего замка и открывающейся двери. Негры обернулись, а это, наверное, Антенор пришел, как всёгда он приходил в жаркую ночь: откроет дверь и сидит с Тониту и стариком Жустинью, а негры в сензале наслаждаются прохладой. Уж как бы ни ненавидели рабы управляющего, но признавали лесного капитана лучшим надсмотрщиком на фазенде. Но, увы, это был не капитан, а дед Гуту. С ним была ещё какая-то девушка (немногие рабы видели хозяйских дочерей). Все обитатели сензала с удивлением смотрели на неё, в их обители никогда не ступала нога белой женщины, негры перешептывались: кто она? Новая рабыня их господина? А те, кто имел честь знать Анжелику, с удивлением отмечали, что сензал рабов не место для воспитанной сеньориты. Но почему нинья здесь? Что произошло?
Слова надсмотрщика ещё больше встревожили рабов, знавших молодую госпожу.
- Ну, ваше новое жильё, сеньорита, - с вежливой насмешкой произнёс он.
Девушка молча вошла в барак. Гуту наспех закрыл двери и ушел восвояси. Анжелика села возле двери, а негритянское племя изумлённо смотрело на неё. Не вынеся тишины в сензале, сеньорита сама рассказала о себе.
- Я рабыня дона Гумерсинду, - негромко сказала она, но её слова расслышал весь сензал.

http://telenovellaslatinos.narod.ru/brazilia/alma_gemea/alma_gemea_63.jpg
Анжелика

Жустинью, хорошо знавший девушку, первым подошел к ней.
- Побойтесь Бога, моя госпожа! - Старик сел рядом с Анжеликой и продолжил. - И когда вы стали рабой, сеньора?
- С рождения, Жустинью, - горько засмеялась девушка. - И завтра я отправлюсь с другими рабами моего господина на кофейную плантацию.
- Но почему? - ещё больше удивился раб.
- Я осмелилась пойти в постройку своего от… нет, своего господина, и лечила Нану. И он застал меня там...
- Нана? Что с ней? - растерялся раб.
- Он… ослепил её, - еле выговорила Анжелика.
- А об Антеноре вам известно?
- А причем здесь наш управляющий? - Теперь был черёд девушки удивляться.
- Да тут проще простого: капитан любит Нану.
Анжелика сжалась от страха:
- Теперь я знаю, кто он…
- О ком вы, сеньорита? - не понял её Жустинью.
- О мужчине в платке…

Анжелика даже не подозревала, что её отцу уже стало известна личность того самого мужчины в платке. Кого-кого, а его Орана и в мыслях не подозревал: кого угодно, но не собственного управляющего. Гумерсинду был вне себя от гнева, Антенор провёл его как мальчишку. А ведь Орана ещё думал, почему это лесной капитан, тот, от которого не удавалось уйти неграм, никак не выследит бандита из рощи? Но толстяк и подумать не мог, что Антенор и мужчина в платке – один и тот же человек! И Гумерсинду не мог поверить, что управляющий хотел убить его из-за черномазой рабыни. Но ведь это так!
Ну а Антенор смотрел на хозяина со злобой и ненавистью. Что теперь будет с Наной? О себе капитан и не вспоминал. Уже и так ясно – каторга, а если Орана решит, что для управляющего достойное наказание – быть выкинутым из Эсперансы? В таком случае, пусть молится! Если он, Антенор, останется на воле, то ему ничего не стоит выкрасть Нану. Ну, тогда ищи-свищи ветра в поле. Но если хозяину всё же удастся найти их, то в таком случае капитан убьёт его не думая!
А вот каторга – это беда так беда: с неё нелегко удрать. А жить, мучаясь мыслями о любимой и задавать себе вопросы, не знать, жива она или её уже извела это мразь. Нужно искать выход!
"Да какой тут выход", - в мыслях усмехнулся Антенор. - "Я в руках Ораны. А что ему взбредёт в голову неизвестно. Может, эта су...а вообще пристрелит меня как собаку".
Капитан наконец не сдержался:
- Ну и что ты сделаешь со мной? Убьешь? Отправишь на каторгу?
До плантатора долетели слова управляющего, и он бросил косой взгляд на слугу.
- Ни то и ни другое. - Плантатор снял пиджак и подошел к лежащей на сене Нане. - Тебя ждёт участь похуже. Ты с ней переспал? Отвечай!
У Антенора глаза налились кровью от такого вопроса. Жаль, что руки у него в колодках.
- Тебя, сеньор, это не касается, - с открытым призрением проговорил капитан.
- Ну, ничего, я узнаю это сейчас и без тебя. - Плантатор скинул рубашку и лёг возле мулатки.
Управляющий, видевший это и слышавший последнюю фразу Гумерсинду, задохнулся от ненависти и ревности. Не вынесший муки, он закричал:
- Что ты за су...а? Освободи меня и посмотрим, что ты за мужик. - Капитан попытался высвободить руки из оков, но попытка не увенчалась успехом, это привело Антенора в ещё больший гнев.
- Тебе не жить, скотина! - Управляющему было не по себе при мысли, что Орана может изнасиловать Нану у него на глазах. Более чудовищной пытки для капитана и придумать было нельзя.
Антенор увидел, что Нана пошевелилась. Он не выдержал и заплакал.

http://s4.uploads.ru/akdAM.jpg
Антенор

... Что там, в углу? Капитан видел дальнейшее как во сне. И, словно из небытия, доносились к нему крики мулатки и хозяйские стоны. Но вскоре Нана престала кричать. Управляющему показалось, что она не дышит. Господи, да она ведь кричала: " Я ничего не вижу". Неужели этот подонок её ослепил? Да, так и есть. И тому подтверждение её залитые кровью глаза. Мразь! Антенор заметил, что плантатор стал одеваться. Орана прежде не испытывал такого наслаждения. Он радовался, как радуется шакал свой добыче.
Уходя из пристройки, Гумерсинду попрощался с капитаном.
- Ты не забыл, что ты мой раб? Спасибо, что сберег её для меня, - издевательским тоном произнёс он и добавил. - Завтра ты получишь пятьдесят ударов. Спокойной ночи!
Когда он ушел, Антенор дал себе слово, что не успокоится, пока ни убьёт Орану...

В следующей серии

Женщина быстро выполнила приказание хозяина, и через десять минут кучер уже поклонился господину:
- Вы посылали за мной, мой господин?
- Да. - Франческо подал кучеру бумагу. - Дамиау, поезжай к нотариусу и скажи, что я велел зарегистрировать этот документ.
**************************************
  - Кому и просить прошения, так это мне. - Мужчина повернул руки и продолжил. - Это я виноват пред тобой. Я и хозяин. Мне нечего тебе прощать, ласточка. Я и слова худого о тебе не скажу. В этом нет твоей вины. А вот Оране я умирать буду, а не спущу! Мы с ним ещё "поговорим". А мы с тобой вместе всю жизнь будем. Вот ты оправишься, и мы уедем далеко-далеко. Куда эта кур...а не доберётся. А если доберётся, то я буду рядом. Он тебя не тронет…
- Не надо так, Антенор. - Мулатка испугалась его слов, но и обрадовалась одновременно. С одной стороны, Антенор не держит на неё обиды и даже не помышляет бросить её, а другой стороны, капитан жаждет мести, он ненавидит хозяина, хочет убить. От такого поворота судьбы Нана испугалась ещё больше, уж лучше бы Антенор её бросил, извинился перед доном Гумерсинду, забыл её и спокойно жил. А ещё лучше, женился бы на другой, завёл детей. И постепенно забыл о ней…

0

17

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 15

Первые солнечные лучи прокрадывались в маленькое окно сензала. Почти все негры не спали, за исключением нескольких лентяев. Но и им придётся подняться, когда явится Гуту или другой дед.
Анжелика так и не смогла уснуть в эту ночь. Девушка не страшилась работы в поле, а страшилась она иного: потерять отца. Несмотря на его жестокость и подлость, он был и остаётся её родным отцом. Нинья боялась за него как никогда, ибо она понимала – раз Антенор пошел против рара, то это не просто страсть, а это нечто большее, чем похоть. А знала она это, потому что управляющий ни разу за время своей работы ни за кем не волочился, в отличие то других работников имения. Взять хоть того же Гуту, о его похождениях трещат на каждом углу. А про Антенора никто ничего.
О, Господи! Коли этот капитан дознается, что её батюшка ослепили Нану, то думать страшно, что будет.
Анжелика встряхнула головой, вот и Гуту пришел, а она за своими думами не заметила его появления. Но странно, что надсмотрщик никого не будит, хоть есть и сони.
До девушки долетел его голос.
- С обеда пойдёте на плантацию, - прокричал он.
- А почему? - спросила его Анжелика.
- Всему своё время, - прозвучал ответ. - Никому не покидать сензала...

Уединившись в своём кабинете, дон Франческо Малиани повернул ключ дверного замка. Он начал мерить шагами комнату. Итальянец всегда поступал так, когда нервничал. Причиной сегодняшнего хождения стал не кто иной, как его собственный кучер-раб Дамиау. Франческо – человек чести, это известно всему Сан-Паулу. Его честь проявлялась во всех делах и распространялась на любого человека: будь он сеньор или чернокожий слуга. И сейчас он чувствовал вину перед Дамиау, черный кучер прослужил ему верой и правдой целых пять лет. А получил от Франческо такую благодарность: он отослал Дамиау в поместье в тот вечер, когда его сын проиграл Нану, он сделал это, чтобы негр не убежал с сестрой. Да, да, Дамиау доводится Нане не кем-нибудь, а родным братом! Итальянец винил себя за то, что позволил картёжнику-сыну натворить бед. Позволил Гумерсинду увезти Нану. И теперь одному Богу известно, что с ней.
И, остро чувствуя свою вину пред рабом, дон Малиани принял решение, которое изменит судьбу его кучера-негра. Итальянец сел за письменный стол, обмакнул перо в чернила, придвинул к себе чистый листок. Вскоре на белой бумаге появились ровные строчки. И вот документ и готов. Франческо позвонил в колокольчик. Первой услышала зов Луиза. Экономка быстрым шагом пришла в кабинет:
- Что вам будет угодно, дон Франческо? - чопорно проговорила она.
- Луиза, будь любезна, кликни Дамиау. - Итальянец подмигнул заговорчески экономке.

http://tvnovella.ru/images/RINA26/Actor/Jose.jpg
Франческо

- Да, конечно.
Женщина быстро выполнила приказание хозяина, и через десять минут кучер уже поклонился господину:
- Вы посылали за мной, мой господин?
- Да. - Франческо подал кучеру бумагу. - Дамиау, поезжай к нотариусу и скажи, что я велел зарегистрировать этот документ.
Кучер поклонился и вышел из кабинета...

Дамиау натянул поводья, лошади покорно встали. Негр слез с козел. Он быстро прошел к нотариусу, тот так же быстро поставил печать на бумаге. Чиновник отдал её кучеру и сказал с улыбкой:
- Поздравляю тебя, Дамиау с первым днём свободы.
Мужчина подмигнул кучеру.
- Что это значит, сеньор? - недоумевал негр.
- Сейчас я тебе всё разъясню. - Нотариус похлопал его по плечу. - Ты, дружок, только что зарегистрировал собственную вольную.
- Ну и что? - не врубился в ситуацию Дамиау.
- Ха-ха-ха, – не удержался нотариус. - Получил свободу, дурачина.
Слово "свобода" подействовало на негра, точно три бутылки рома. Дамиау запрыгал от радости, как дитя. Наспех простился с нотариусом, он быстрее обычного вернулся к Малиани и расцеловал хозяина.
- Большое вам спасибо, сеньор...

Нана приоткрыла глаза, и в них тут же ударил свет. Мулатка снова закрыла веки. Прошло минут пять, как бедняжка повторила попытку. Но на сей раз ей повезло, и она слабо увидела солому. Господи, да ведь плохо, но всё же видит! Девушка огляделась по сторонам, её взгляд остановился на привязанном мужчине, в нём она кое-как узнала капитана. Боже правый, а ведь он закован в кандалы! Его ещё вчера сюда привели, но она не поняла, кого господин так покарал. Дон Гумерсинду сделал Антенора свидетелем своих забав.
По лицу Наны побежали слёзы: её любимый всё видел, он всё знает. Как теперь посмотреть в глаза Антенору? После вчерашнего она не сможет даже посмотреть на него. А уж заговорить с ним и подавно. Но до чего же больно, господин не только лишил её девичьей чести, но и лишил её права на счастье с возлюбленным. Она не посмеет стать женой Антенора! Он, конечно же, теперь и говорить с ней не захочет. И правильно! Она предала его, и она самая настоящая шлюха. О, ужас, она встретилась с ним взглядом! А он смотрит на неё, глазами полными боли и гнева. Он теперь её ненавидит. Капитан никогда не сможет забыть, как хозяин её лобзал, а не смогла вырваться из-под него. Но, видит Бог, она даже рукой пошевелить не могла. Когда она совсем потеряла рассудок от боли, то впала в забытье. И теперь он её ненавидит. Ей хотелось попросить прощения у капитана. Да нет, она должна это сделать и немедленно. Она попыталась подняться, но боль в спине не позволила девушке этого. Нана не вынесла её и закричала.

http://s5.uploads.ru/fYoPG.png
Нана

Этот крик привёл в чувство Антенора, которому тоже было нелегко. Но мулатка ошиблась, Антенор и в помыслах не допускал отречься от неё. Ему было невыносимо видеть, как жирное бесформенное тело врезается в Нану. Как курчавые руки, более похожие на клешни, тискали грудь его ласточки, эти же руки шарили по её телу. Антенору хотелось переломать их и выпотрошить то жирное брюхо. Он бы уже прикончил хозяина-насильника, если б не был закован. Но, так или иначе, Орана прикажет развязать его. И даже если ему придётся провести годы на каторге, он сумеет выжить и вернуться в Эсперенсу, уж тогда он-то и расквитается с этой кур…й за всё. Но проживёт Нана столько лет - это как Богу будет угодно, если да, то, когда он вернётся оттуда, не задумываясь, обвенчается с Наной. И как бы там ни было, он отомстит Оране. Хозяин заплатит за все свои злодеяния: за то, что избивал Нану, за смерть её родителей, за насилие над ней, за жизни тех негров, что убили по его приказу, за слёзы тех девушек-рабынь, чьи судьбы он сломал. Отомстит он и за своего предшественника Ивана. А вот за себя он и не заговорит. Ему бы только выжить на каторге. Он постарается. Но что, если хозяин убьёт Нану или продаст? Коли он её продаст, то капитан станет бить и мучить его, пока тот не назовёт имя нового владельца Наны, а потом раздерёт его. А вот если он уничтожит его ласточку, то Антенор сдерёт с него живого шкуру. Но это будет потом…
А сейчас же Нана горько плачет.
"Бедная моя ласточка", - думал капитан. - "Ты плачь, жалкая, а я ведь обнять тебя не могу. Ничего, милая, ты только потерпи - рано или поздно меня отвяжут, а тогда я этой су..е всю кровь по капле сцежу. Я уж лучше подохну, чем от тебя окажусь. И не отдам я тебя никому, а уж хозяину и подавно!"
Антенор заметил, что Нана попыталась подняться и упала. Потом до него долетели её слова.
- Прости меня, если сможешь, Антенор, - прошептала она чуть слышно и продолжила. - Постарайся простить мне мою измену, моё предательство. Если хочешь убить меня, убей, я не стану сопротивляться.
Её слова всколыхнули в капитане новый прилив ненависти к Гумерсинду. Антенор возненавидел его с утроенной силой. Это из-за него ей так плохо, что она решила, что капитан её ненавидит. Сердце Антенора разрывалось от жалости к Нане.
- Кому и просить прошения, так это мне. - Мужчина повернул руки и продолжил. - Это я виноват пред тобой. Я и хозяин. Мне нечего тебе прощать, ласточка. Я и слова худого о тебе не скажу. В этом нет твоей вины. А вот Оране я умирать буду, а не спущу! Мы с ним ещё "поговорим". А мы с тобой вместе всю жизнь будем. Вот ты оправишься, и мы уедем далеко-далеко. Куда эта кур...а не доберётся. А если доберётся, то я буду рядом. Он тебя не тронет…
- Не надо так, Антенор. - Мулатка испугалась его слов, но и обрадовалась одновременно. С одной стороны, Антенор не держит на неё обиды и даже не помышляет бросить её, а другой стороны, капитан жаждет мести, он ненавидит хозяина, хочет убить. От такого поворота судьбы Нана испугалась ещё больше, уж лучше бы Антенор её бросил, извинился перед доном Гумерсинду, забыл её и спокойно жил. А ещё лучше, женился бы на другой, завёл детей. И постепенно забыл о ней…
Девушка и знать не могла, что потерять её равносильно смерти для капитана. Нана была, и есть, и будет единственным светом в его жизни. И она же останется навсегда его самой большой мукой и болью. Но что-то менять или о чем-то забыть Антенор не хотел. Капитан твёрдо знал, что это девушка, которая насильно стала женщиной, на его глазах, только она - его судьба. Он понял это, как только взглянул на неё. Рита лишь подтвердила то, что Антенор и так знал. И поэтому он не мог забыть её, не мог жениться ни на ком другом, кроме неё. Нана же чувствовала то же самое по отношению к Антенору, она мечтала прожить с этим человеком всю жизнь: быть для него опорой и поддержкой, стать матерью его детей, хозяйкой в его доме… Но её господин решил её судьбу иначе: со свойственной ему силой и жестокостью принудил свою рабыню к унизительной связи с ним. И как после этого можно мечтать о счастье с Антенором? Как? Как можно податься искушению уйти с ним? Можно ли допустить, чтобы её возлюбленный взял грех на душу? Нет, и думать о капитане ей теперь запрещено! Нельзя допустить, чтобы Антенор снова оказался в каторжном аду! Только зачем же он терзает её истерзанное сердце несбыточной надеждой на счастье? Зачем он говорит ей о запретной любви? Или, возможно, есть эта надежда?
Мулатка тут же отдёрнула себя. Да как она вообще посмела заикнуться о том? Девушка собрала остатки сил и приподнялась. Она проговорила сквозь слёзы.
- Если хоть чуточку любишь меня, то не трогай господина и не терзай меня несбыточной мечтой о счастье. Прошу тебя... - Как только она произнесла последнее слово, Нана тут же отвернулась от капитана.
Антенор хотел было сказать ей что-то в ответ, но не успел. В пристройку вошли двое вооруженных работников. Девушка опять повернулась к капитану. Она видела, как его развязали, а затем под дулом ружей увели. А ей только осталось молиться за него...

0

18

Серия №16

Антенора работники бросили в углу пристройки, точно собаку. Как только работники ушли, Нана попыталась встать. Она не спеша опёрлась о стену, потихоньку ступала, но боль не позволила ей сделать и шага. Мулатка упала. Женщина решила добраться до угла ползком. Когда она подползла к капитану, то увидела его кровавую спину. Сердце бедняжки разорвалось от жалости к Антенору. Он всегда казался ей таким сильным, несгибаемым, не боящимся ничего, а тут - он лежал полуживой, с окровавленной спиной. Он даже пошевелить рукой не мог. Его дыхание было тяжелым и прерывистым. Нана, пересилив боль, оторвала кусок от юбки и осторожно обтерла спину капитана. Антенор пошевелился, но мулатка его успокоила:
- Тихонько, не шевелись, я рядом, не бойся, я не уйду.
- Я… те...бя люб...лю, - с усилием проговорил он.
- Не надо, - умоляюще сказала она. Женщина, желая успокоить его, провела по его волосам и тихо прошептала. - Это опосля.
Антенор скорчился от боли, Нана, поняв, что она не в силах облегчить его страдания, горько заплакала...

Дамиау не мог унять радостного волнения. Даже сейчас, поздним вечером в своей комнате, черному кучеру хотелось плакать. Он не верил своему счастью. Слишком тяжелым был этот путь - путь к свободе, слишком горьким и болезненным он был.
Начиная с самого рождения, Дамиау преследовал злой рок: родился он на фазенде, далеко отсюда. Его матерью была рабыня, по имени Нока, а его отцом был лесной капитан, по имени Мигел.
Из рассказов матери Дамиау узнал о судьбе отца: он не был извергом, но он им стал! А случилось это так: Мигел нанялся на работу на фазенде, хозяином которой был Инасиу Атилья. У сеньора Инасиу, кроме зятя и внука, никого не было. Его единственная дочь, Валенсия, умерла родами, как и её мать, с той лишь разницей, что она оставила мужу сына, Гумерсинду. Когда Гумерсинду было десять, Инасиу пригласил своего зятя, командора Антониу Альба ди Орана, погостить у себя на фазенде. Там-то и познакомился Мигел с командором, Антониу даже хотел переманить капитана на свою фазенду. Но командор в одночасье стал для Мигела заклятым врагом. Дон Орана имел несчастье полюбить рабыню тестя, катаронку Жулиану. Жулиана давно являлась мечтой и страстью Мигела, но гордая красавица была равнодушна к нему. А с Антониу у неё завязался бурный роман, последствием которого стал крепенький мальчик. А Мигел, узнав о рождении ребёнка, возненавидел Жулиану и Антониу. Но самую большую боль он испытал, когда спустя три года узнал, что Антониу выкупил её у тестя и решил на ней жениться. Даже рождение собственного сына не притупило ненависти в Мигеле к командору и Жулиане. Мигел оставил двухлетнего сына, Дамиау, и его мать с клятвой вернуться. В жажде мести он пошел на сговор со своим хозяином: тот помог капитану выкрасть Жулиану из Эсперансы. Когда Мигел на следующее утро встал, то увидел, что с Жулианы содрана кожа. Он немедленно разыскал Инасиу, и тот убедил, что Мигел был настолько пьян, что не помнит, как сам содрал кожу с Жулианы. Сердце Мигела пылало гневом, из-за Антониу Ораны он своими руками убил свою любимую. Капитан поклялся, что отмолит свой грех, вырастив сына Жулианы как своего собственного. Украсть мальчонку Мигел украл, а вот ненависть к отцу мальчика сделала своё дело: он стал избивать парня. Напиваясь допьяна, Мигел заставлял его смотреть, как он убивает рабов. А когда мальчику исполнилось шестнадцать, Мигел рассказал ему, как умерла его мать, утаив правду о его настоящим отце и о его тесте. Парень узнал только, что Мигел убил его мать по приказу хозяина. В ту ночь мальчик убежал из дома. Мигел, раскаявшись, попытался его разыскать, но усилия капитана были безрезультатны: мальчишка как в воду канул. Спустя полгода после исчезновения приёмного сына Мигел получил место надсмотрщика в поместье Арагуна, там он снова встретился с Нокой и со своим родным сыном Дамиау, также у Ноки была дочь, девятилетняя Нана, Нока выходила его от лихорадки. И всё у них пошло как надо: хозяин назначил выкуп за мать, сына и дочь. Собрать эти деньги Мигелу требовалось двенадцать лет, но он не роптал - зная доброе отношение хозяина к рабам, капитан был спокоен за свою семью. Но на втором году работы Мигела постигло несчастье: старый хозяин Арагуны преставился во сне. Новым же хозяином имения стал его младший брат, который не счел нужным выполнять обязательства покойного брата пред Мигелом. А когда тот совсем надоел ему, он продал Ноку с детьми. Мигел умолял сеньора сказать, на какой они теперь фазенде, но тот так и остался глух к его мольбам.
А Ноку и Нану продали с торгов. Дамиау остался один и, не выдержав тоски по родным, самовольно ушел с плантации. И, как бывает, его господин приказал разыскать Дамиау лесному капитану. Но господин не знал, что этот капитан был лучшим другом Дамиау. Капитан взял с плантатора слово, что он не тронет Дамиау. Капитан быстро отыскал друга. Дамиау обрадовался другу. Но когда тот стал уговаривать Дамиау вернуться к господину и дал негру слово чести, что он разузнает о матери и сестре, Дамиау стал угрожать своему другу: если его поймают, то капитан расстанется с жизнью. Через неделю Дамиау попался и, уверенный в предательстве друга, задался мыслю проучить предателя.
Даже став свободным, кучер мечтал о мести.
- Ну что ж, дружок, я свободен, так что берегись, - прошептал Дамиау...

Штат Корте
Фазенда Эсперанса

Рита оглядывалась, словно вор. Прокрадывалась в старую часовню. Подойдя к ней, негритянка перекрестилась и заметила, что в часовне стоит мужчина. Колдунья не испугалась – его-то она и ждала. Негритянка волновалась за него, он исчез на месяц. А до этого приходил каждый день, узнавать новости о своём сыне да разузнать, что происходит в каза гранде. Рита охотно делилась с ним новостями, зная правду о происхождении его сына. Её собеседник был взволнован её опозданием, он явно нервничал. И старухе невольно передалось его волнение, он вышел ей на встречу.
- Доброй ночи, Рита, - поприветствовал колдунью мужчина.
- Ой и напугал ты меня, Мигел! - воскликнула в ответ на его приветствие Рита. Старая негритянка перевела дух и проговорила. - Беда, у нас, Мигел, да такая страшная…
- Что ты такое говоришь, Рита? - испугался Мигел. - Так что же случилось? Не томи! Твой господин выгнал его? Они сцепились, и он погиб? Что-то с ней или с её дочерью? А, может, с мужем? Да расскажи ты толком! Не молчи! Прошу, не мучь меня! - взорвался взволнованный мужчина. Он, идя сюда, уже предчувствовал дурное. Возможно, другие люди не придают значения своим предчувствиям, но только не Мигел. Мигел всю жизнь отдал своей профессии лесного капитана. Она требует от человека особых качеств - бесстрашия, решительности, ловкости и хитрости. Но главным качеством для любого лесного капитана является великолепная интуиция, а ещё лучше - особое чутьё, которое не хуже, чем собачье. Мигелу была дана только интуиция, но и она ни разу не подвела. И когда он шел в Эсперансу, она же подсказала ему, что на фазенде, что-то произошло из ряда вон выходящее. И теперь он с не поддельной тревогой смотрел на Риту.
Рита потупилась под этим испытывающим недобрым взглядом. Колдунья овладела собой и вынудила себя говорить.
- Мне очень жаль. - Негритянка вдруг заплакала. Неуютно чувствует себя человек, на долю которого выпало доносить дурные вести, вот и старухе досталась эта ноша. Собрав всё мужество, что у неё имелось, Рита вновь заговорила. - Ноку и Адама сожгли. А Нана… ослепла. Сегодня же господин велел забить сеньора Антенора кнутом…
Мигел, хоть и был седым, но после таких известей, казалось, не только поседел, но постарел лет на десять. Это он виновен во всём, что произошло! И он повинен в смерти Ноки и беде её дочери. Возможно, ничего такого и не случилось бы, если бы дон Гумерсинду знал правду о брате. Или хотя бы старый Антониу знал, где находится его младший сын. Но ведь, чёрт возьми, всё можно исправить! Он, Мигел, обязан найти командора и рассказать ему о сыне. Мигел прижал к себе Риту и решительно сказал:
- Я поеду в Сан-Паулу и поговорю с командором о его незаконнорожденном сыне...

+1

19

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 17

С того дня, когда Антенора высекли, прошло ни много ни мало полтора месяца. Срок довольно таки большой. За это время произошло немало событий: через три недели Антенор поправился и хозяин отослал его на рубку сахарного тростника, но не как надсмотрщика, а как чёрного раба. Капитан снёс это унижение, со свойственными ему достоинством и честью. Надо было отдать ему должное, управляющий не роптал и в работе показал себя с лучшей стороны. Иной не смог бы так работать, как в те дни Антенор. Но не тяжелая работа озлобила капитана, всё вышло наоборот: работая, Антенор хоть как-то отвлекался от горьких мыслей, а вечером, приходя в сензал, он сразу кидался к Нане. С мулаткой он почти не виделся. Как только пройдёт ужин в каза гранде, её уводил Гуту. А возвращалась она почти утром, приходила она обычно вся в слезах, и дрожь била по всему её телу. Капитан до боли знал, что Нана ночью была с хозяином. В редкую ночь на теле мулатки не было побоев, почти всегда этот выродок избивал её. Этот месяц был для Наны и Антенора мучительным испытанием. Обоим было невыносимо горько в эти дни. Нане потому, что Гумерсинду подвергал её постыдной близости с ним, порой он заставлял идти несчастную женщину на такие унижения, что ей хотелось наложить на себя руки. В одну из тех страшных ночей, Рита выбила у неё нож, которым та пыталась зарезать себя. Обезумевшая от отчаянья Нана молила колдунью помочь ей избавиться от страданий навсегда. Рита испугалась этой мольбы и принялась отговаривать отчаянную.
- Ты что, рехнулась, девка, - журила её старуха. – Тебе-то жить и жить. А ты вон что удумала!
Рита посмотрела на Нану. Колдунья понимала, что сейчас на душе у бедняжки. Несчастное создание, уж старуха повидала таких рабынь на своём веку. Горькая, адская у них доля. Многие из тех, кого она знала, поступали так, как хотела сейчас поступить Нана, и навидалась колдунья и дурных негритянок, тех, что сами в барскую койку прыгали. Вот Нана-то и не из их числа, она такой же породы как родная Ритина сестра, Жулиана. По сей день в душе Риты жила боль за горе любимой сестры. Но Мигела она не винила, да не убивал он её, и сколько раз не толковала она ему про это, Мигел стоял на своём: "Это я убил Жулиану!" Ой, как же ей в эту минуту Нана напомнила Жулиану. Много лет назад Жулиана, так же само умоляла избавить её от проклятого Атильи. А теперь его внук издевается над несчастной Наной. Рита помнила, что сказала в ту ночь Жулиане, и сейчас она сказала те же слова Нане:
- Незавидная твоя участь, Нана. Только запомни, девочка: Бог даёт по нам крест, ибо Он знает, что мы сможем его вынести. Ты не ровня тем проклятым черномазым, что сами ложатся под господ. Коли бы ты была из таких, то тут бы ты не сидела и нож в руках не держала. И счастье, оно даётся не за благочестие, а дается оно за горе и страдания. И не гони ты Антенора от себя. Он тебя защитит, когда надо будет.
Рита осторожно взяла мулатку за руку и потихоньку отвела её в сензал.
Антенор, увидев их, сразу же подошел к ним и хотел заговорить с Наной, но Рита взглядом остановила его. После чего старуха уложила Нану и вернулась в хозяйский дом. Капитан так и не решился подойти к ней той ночью, он ни разу не видел её такой израненной и потухшей.
Но ему тоже было не по себе. За этот месяц он осунулся от боли, до сих пор ему не удалось подловить Орану в безлюдном месте. И, видя, как живётся Нане, Антенор всё больше и больше задыхался от ненависти и злобы. Эта ненависть и вытеснила в его сердце ревность, хотя бы от неё-то он избавился. Но это не принесло Антенору большого облегчения. Ну, разве что самую малость, не более. Капитан частенько просыпался посреди ночи и думал о своей жизни: почему у него такая доля - любить рабыню? Почему господину дана безграничная власть над рабом? Как можно помочь Нане? Может, пойти в большой дом и перерезать ему глотку? Этого капитан желал больше всего. Но дорога в каза гранде ему теперь заказана. А на сахарной плантации Гумерсинду появляется редко. Но с завтрашнего дня капитану приказано быть на конюшне. Стойла он чистить не будет, а будет запрягать лошадей и кормить их. Запрягать... При этой мысли у бывшего управляющего глаза преобразились недобрым светом. Подпруги, они какие – раз, два и лопнули. А Антенор постарается, чтоб так оно и было. Но, это только когда Орана поедет на свою соседнюю плантацию - Амор.
А вот сейчас капитан бросил взгляд на спящую Нану. В последнюю неделю с ней что-то не то. Его ласточка приболела: есть толком не могла, только понюхает рыбу, и её сразу вырвет. Антенор давно ждал этого и заранее принял это: рано или поздно Нана все равно понесла бы… от хозяина. «Су...а! - задыхался от боли капитан. - Этот ребёночек мог бы быть моим!»

http://www.otempo.com.br/polopoly_fs/3.316112.1367237086!image/image.jpg_gen/derivatives/main-single-vertical-img-article-fit_300/image.jpg
Антенор

«Хозяйский! Хозяйский!» - стучало у него в голове. Однако при всём этом капитан не чувствовал ненависти к Нане и её малышу, а скорей наоборот - Антенор уже полюбил это ни в чем не повинное существо. Он твёрдо знал, что никогда не будет ненавидеть его. Бедняга, ну что у него за отец? Когда он вырастет, то ему будет нелегко узнать, что его отец насиловал его мать да ещё и убил его деда с бабкой. Если он будет расти со своей матерью, то она воспитает его честным, открытым человеком. А подлость и коварство отца при сочетании с добрым сердцем превратятся в хитрость и умение выжить. Но почему если он будет расти с матерью? Никаких "если", он, Антенор, не позволит отнять ребёнка у Наны! Они поженятся, и малыш не узнает правду о своём отце. Единственным отцом, которого будет он знать, будет он, Антенор. У капитана был отец-подонок, а он сам станет прекрасным отцом. Если кто когда-нибудь расскажет ему или ей правду об истинном отце, то он или она просто воспримет это как неудачную шутку. У детей Наны будет только один отец - Антенор! Но сначала нужно рассчитаться с Ораной. Сделать всё возможное и невозможное, чтобы он сдох. Ведь этот ублюдок и даже дочь свою не щадит.
Антенор пытался отыскать глазами Анжелику. Бедная, нагорюется она с таким отцом! Да она с ним уже нагоревалась. Капитан давно знал нинью, ему было известно, что в детстве она перенесла воспаление легких и с тех пор у неё было слабое здоровье. Чуть ветром протянет – и грипп. Тяжело работать с такими силами на плантации. Уже кашляет по ночам. А этому всё равно. Он и ни разу за всё время не видел её, как она стала работать на плантации. Ага, вот Анжелика, как всегда сидела у двери.
Капитан пробрался сквозь спящих негров и подошел к сеньорите.
- Доброй ночи, сеньорита, - поприветствовал девушку Антенор. Капитан присел на корточки и участливо спросил. - Как вы?
Девушка смутилась под его взглядом. Сказать по-честному, Анжелика боялась капитана, хотя и знала, что он её не обидит. Нинья отвела лицо в сторону и негромко заговорила.
- Спасибо, сеньор, за ваше участие, у меня всё хорошо. - Девушка прокашлялась и продолжила. - Я пробуду здесь недолго, папа завтра едет за матерью, глядишь – что и для вас изменится.
- Да что ж изменится? - с подозрением произнёс мужчина.
- Ничего не изменится, - горько ответил на свой вопрос Антенор. - Станет Нана свободной? Нет, сеньорита, не бывать этому - пока ваш отец жив. И ваша матушка не уговорит его подписать ей вольную.
Капитан резко встал и пошл прочь…

Как и говорила Анжелика, Гумерсинду рано утром велел подать коляску и через два часа он и Розана уехали. Антенору оставалось только дождаться, когда экипаж скроется из виду и подождать, пока Гуту не уйдёт в прядильню. После того как капитан увидел, что надсмотрщик исчез за дверью прядильни, мужчина быстрым шагом направился к кофейным полям. Он шел довольно быстро, и казалось, что он вот-вот побежит. И вскоре капитан пробирался через кофейные кусты. Антенор внимательно оглядывался по сторонам. Однако Наны нигде не было видно. И капитан пошел дальше, в другой край плантации. Но и там он не увидел свою ласточку. Выбившись из сил, мужчина прислонился к дереву и тихо прошептал:
- Где же ты, моя ласточка?
Но ответа не было. Антенор не солоно хлебавши отправился на конюшню. Но его терзало чувство тревоги. Да, Боже ты мой, где ж она есть? Эта мысль не давала капитану покоя. Поравнявшись с прядильней, Антенор приметил, что негритянки-пряхи в полном составе на улице. Тут что-то не так! Мужчина окликнул одну из прях.
- Почему не в прядильне? - сказал ей Антенор привычным тоном управляющего. - Так, что случилось?
- Дон Антенор, нас Гуту-дед оттуда выгнал, - пояснила ему пряха. - Он пожелал остаться с новенькой наедине.

Следущей серии

- Отдай нож, Гуту, - требовательно проговорила сеньорита. Надсмотрщик отдал ей оружие, после чего она подошла к капитану и повторила приказ.
Однако Антенор засунул нож в сапог и сказал:
**********************************************8
- Здравствуйте, можно ли увидеть дона командора? - сухо обронил визитёр.
- Сеньор Антониу дома, - учтиво ответил лакей. - Но я должен узнать, примет ли он вас.
- Как вас представить? - спросил лакей мужчину.
Тот замялся. А что если командор не примет его? Впрочем, будь что будет.
- Скажи своему хозяину, что с ним хочет поговорить сеньор дус Сантус, 

0

20

http://s4.uploads.ru/CEAbi.jpg

Серия № 18

- Так, какая ещё новенькая? Он совсем оборзел? - возмутился капитан и правильно: как это так – развлекаться с рабыней с утра? Антенор направился к прядильне и дёрнул дверную ручку. Дверь с писком открылась, и капитан вошел в помещение.
Он пошел в комнату для прядения, но там никого не было, и Антенор хотел уйти, как вдруг кто-то закричал:
- Помогите, пожалуйста!
Капитан в одну секунду узнал голос. Он направился в подсобку. Там на тюках с хлопком лежал Гуту с Наной. Надсмотрщик рвал на ней юбку. Ну а несчастная мулатка вырывалась, точно голубка из силка. У капитана сердце облилось, и недолго думая он достал нож и угрожающе проговорил:
- Будет лучше, если ты отпустишь её!
Гуту понял, что пойман с поличным и тотчас отпустил Нану. Она столкнулась с Антенором и, стараясь не смотреть ему в глаза, выбежала из подсобки. Гуту тоже хотел уйти из подсобки, однако капитан остановил его.
- Куда? - грозно проговорил он и стал идти к надсмотрщику.
Дед испугался: Антенор ясно дал понять, что он не собирается шутить. А Гуту не больно-то хотелось быть зарезанным. Мужчина пошарил за поясом и нащупал свой нож. "Теперь мы на равных - ещё посмотрим, чья возьмет!" - подумал надсмотрщик. Его противник не мог не заметить нож, появившийся в руках у деда. Капитан даже обрадовался возможности честного поединка. Тем временем Гуту сделал выпад, сначала ложный, а потом настоящий. Но и Антенор не дал маху, капитан не поверил в ложный выпад, поэтому-то он ушел от настоящего. Он хотел ответить надсмотрщику, но чей-то голос его остановил:
- Прекратите, немедленно!
Мужчины обернулись на голос и застыли в изумлении. Они не сводили глаз с Анжелики. Как здесь она появилась? Кто ей сказал, что тут происходит? Капитан первым догадался, что нинье могла рассказать только Нана. Антенору не хотелось, чтоб сеньорита присутствовала при смерти одного из них. Поэтому бывший управляющий поспешил отправить девушку из прядильни.
- Это наше дело, сеньорита, - вежливо заговорил он. - Вы не могли бы оставить нас одних.
Анжелика осознавала, чем может закончиться это дело. Девушке была неприятна сама мысль, что на фазенде снова кто-то умрёт. Она подошла к Гуту и протянула ему руку.
- Отдай нож, Гуту, - требовательно проговорила сеньорита. Надсмотрщик отдал ей оружие, после чего она подошла к капитану и повторила приказ.
Однако Антенор засунул нож в сапог и сказал:
- Я не стану трогать его, если он не приблизится к Нане. А вот нож-то я не подумаю отдать. Если отдам его вам, то потеряю её навеки.
Антенор поклонился девушке и вышел из прядильни...

Белоснежная крыша великолепного трёхэтажного дома блестела под солнечными лучами. Этот изысканный особняк, построенный в стиле швейцарского шале, был одним из самых красивейших домов в Сан-Паулу. Когда прохожие останавливались возле него полюбоваться его красотой, то проводили здесь не меньше часа. Ну как не полюбоваться этим шедевром архитектуры! Взгляду прохожего человека открывалась чудесная картина: высокая остроугольная крыша, под ней - мансарда, по верху идёт как частокол, а по углам - башенки, крытые цветной черепицей. И в этих башенках - окна с синими и красными стеклами. А дополняет картину крыльцо с перилами, на них уложен переплёт. А с крыши крыльца свешиваются извилистые, будто виноградная лоза, деревянные кружева.
Вокруг дома шла веранда, и с каждой стороны к ней вели четыре ступени, все её входы были украшены лебедями из белого и чёрного мрамора. Эти лебеди были специально выписаны хозяином особняка в Европе. Двор особняка был большим, зелёным, со старинными чугунными скамьями, разбросанными и тут, и там, чугунной беседкой, названной модным словечком - "бельведер". И, как заверили хозяина, выстроенной по готическому образцу, а также двумя большими статуями у выхода: одна изображала оленя, а другая - бульдога, величиной с шотландского пони. Прохожие частенько любовались этим зданием и двором возле него, но мало кто из них знал трагическую историю этого особняка. А дело в том, что хозяин дома построил этот особняк в качестве свадебного подарка своей возлюбленной невесте. Однако безжалостной судьбе было угодно, чтобы та чудесная и чистая женщина никогда не преступила порог этого чудесного дома. Вместо беззаботной жизни в красивом доме ей были уготованы страдания и адская смерть. И этой же жестокой неумолимой судьбе было нужно, чтобы её сын пропал без вести.
Дом этот принадлежал командору Антониу Альба ди Орана, а его невестой была катаронка Жулиана. И не было такого дня, чтобы Антониу не вспоминал, Жулиану. Прошло больше двадцати лет, как он потерял её и их сына. Его одиночество ничуть не скрашивал его старший сын, Гумерсинду. С ним у командора сложились пренеприятнейшие отношения, главную роль сыграло, наверное, его жестокое, звериное отношение к рабам, а может, и тот злосчастный вечер, когда Антониу представил ему Жулиану. Четырнадцатилетний Гумерсинду тогда сказал, что лучше он попросит своего дедушку забить Жулиану, чем примет её как жену отца. Вскоре желание Гумерсинду сбылось и Жулианы не стало. Проклятый Мигел! Этого человека Антониу будет ненавидеть до самой смерти.
Но обо всём этом неизвестно прохожим, глазеющим на прекрасный дом. Но вот, сейчас у ворот дома Антониу Ораны снова кто-то стоит. На первый взгляд, обычный прохожий-зевака. Но только на первый, на самом же деле, мужчина уже позвонил в звонок и здоровается с лакеем.
- Здравствуйте, можно ли увидеть дона командора? - сухо обронил визитёр.
- Сеньор Антониу дома, - учтиво ответил лакей. - Но я должен узнать, примет ли он вас.
- Как вас представить? - спросил лакей мужчину.
Тот замялся. А что если командор не примет его? Впрочем, будь что будет.
- Скажи своему хозяину, что с ним хочет поговорить сеньор дус Сантус, - отчеканил заготовленную фразу мужчина. - И передай ему, что разговор пойдет о сыне рабыни, по имени Жулиана.
- Да, сеньор. - Лакей поклонился и пошел вглубь двора.

В следущий серии

- Он назвался? - спросил Антониу лакея.
- Да, - кивнул слуга. - Представился как сеньор душ Сантуш.
- Душ Сантуш… - Командор задумался, перебирая всех штабных начальников, но не мог припомнить офицера с такой фамилией. Да и фамилия эта была необычной и показалась Антониу знакомой. Такие фамилии очень часты для Португалии, а вот в Бразилии душ Сантушей раз и обчёлся. Дон Орана за всю жизнь был представлен всего лишь одному португальцу, управляющему тестя, Мигелу. И вдруг, словно из далекого прошлого до Антониу Ораны долетели слова тестя: "Антониу, знакомься, мой новый управляющий - Мигел душ Сантуш".
- Не может быть! - воскликнул командор и, немного успокоившись, добавил. - Проси
*******************************************************
- Речь пойдёт о вас и Нане, - веско произнесла она.
- Обо мне и рабыне вашего отца? - постарался изобразить удивление мужчина. - Не понимаю, что может нас связывать.
- Не притворяйтесь, вы не считаете её рабыней, ведь так? - 

0


Вы здесь » Por Amor às Telenovelas | Во имя любви к сериалам » 23 - часовой таймслот » Окованное Сердце | Coração Encadernado (2013)


фильм на 50 оттенков темнее смотреть онлайн | ролевые форумы © rolevka.ru |